О том, что долевая собственность не прекращается при сносе старого жилого дома и возведении на его месте нового дома

Иногда мне приходится разбираться в ситуациях, когда старый жилой дом, который находился в долевой собственности, сгорел или просто пришел в негодное состояние и на его месте один из собственников построил новый дом.

В этой заметке хочу обсудить юридические последствия таких действий.

В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Однако указание в приведенной норме на прекращение права собственности при гибели или уничтожении имущества не должно вводить в заблуждение.

В п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017) (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.) разъяснено следующее: «Согласно п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.
По смыслу приведенной правовой нормы, основанием прекращения права собственности на вещь являются в том числе гибель или уничтожение имущества, влекущие полную и безвозвратную утрату такого имущества.
При этом восстановление объекта не является созданием нового объекта, на который необходимо признание права собственности».

При разрушении жилого дома, например, от пожара или из-за ветхости какие-то части этого дома все же остаются и право долевой собственности на остатки дома и входящих в его состав хозяйственных построек сохраняется.

Если кто-либо из участников долевой собственности самовольно сносит остатки общего дома и возводит на его месте, или что нередко бывает на старом фундаменте, новый дом, то принудительное прекращение права собственности остальных собственников на старый дом не имеет под собой никаких правовых оснований и будет явно несправедливым.

По этому поводу в п. 5 кассационной практики Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2013 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 23 октября 2013 г.) приведены следующие разъяснения: «5. Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим совладельца из числа его собственников.
Г. обратился с иском к К., администрации г/о Коломна о признании за ним права собственности на самовольно возведенный жилой дом с холодными пристройками и надворными постройками. В обоснование требований истец ссылался на то, что числится собственником 2/3 долей дома (лит. А. А1) и земельного участка площадью 502 кв. м при нем, ответчице в порядке наследования по закону принадлежит 1/3 доля указанного дома.
Указанный жилой дом, 1931 года постройки, разрушился и на его месте на принадлежащем ему земельном участке Г. построил новый жилой дом, в связи с чем просил суд прекратить право общей долевой собственности на жилой адрес, исключив ответчицу из его сособственников.
Решением Коломенского городского суда Московской области требования Г. удовлетворены.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.
С выводами суда первой и апелляционной инстанций президиум не согласился и указал на неправильное применение материального закона.
Судом установлено, что Н. является собственником 2/3 долей дома и земельного участка размером 502 кв. м. Собственником 1/3 доли дома являлась Б., после смерти которой наследником по закону является ее дочь К., которая в установленном законом порядке обратилась к нотариусу по вопросу принятия наследства, но не оформила право собственности на указанное наследственное имущество, что в силу закона не является обязательным. В 2010 г. указанный жилой дом полностью разрушен и истцом на его месте возведено новое строение.
Суд, установив, что старый дом разрушен, руководствуясь п. 1 ст. 235 ГК РФ, пришел к выводу о прекращении права долевой собственности К. и Г. на указанный жилой дом, указав при этом на наличие у К. права на обращение с заявлением о восстановлении прежнего либо о возведении нового жилого дома.
Однако указанный вывод не основан на законе.
Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим К. из числа собственников.
По смыслу ст. 236 ГК РФ право отказа от собственности принадлежит самому собственнику. Для регистрации прекращения права собственности на строение необходимо заявление собственника строения, документ технического учета и постановление главы местной администрации о ликвидации объекта недвижимости.
При отсутствии доказательств, подтверждающих отказ ответчицы от прав собственности на спорный жилой дом, вывод суда о прекращении права К. на 1/3 долю в праве собственности на дом является неправомерным».

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Наследники могут приватизировать земельный участок только после оформления наследства на расположенное на этом участке строение

Бывает наследодатели оставляют после себя неприватизированные земельные участки без каких-либо построек или с не оформленными постройками. Давайте разберемся, могут ли наследники получить в собственность такие участки.

1. В соответствии с п. 9.1 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ (редакция от 29 июля 2017 г.) «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

В случае, если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Граждане, к которым перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на земельных участках, указанных в настоящем пункте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать права собственности на такие земельные участки, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такие земельные участки не могут предоставляться в частную собственность.

Из приведенных норм мы видим, что гражданин, которому земельный участок был предоставлен на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, вправе приватизировать этот участок независимо от наличия на нем каких-либо объектов недвижимости.

Однако другие граждане могут приватизировать такие земельные участки только, если к этим гражданам перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на указанных земельных участках.

Например, в п. 4 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за второй квартал 2014 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 24 декабря 2014 г.) указано следующее: «4. Если пользователь земельного участка при жизни не обратился с заявлением о приватизации земельного участка, государственная регистрация права собственности на предоставленный ему приусадебный земельный участок не производилась, и на нем не было возведено и зарегистрировано объектов недвижимости, то право собственности на такой земельный участок в порядке бесплатной приватизации у его наследников не возникает».

Другой пример. Верховный Суд РФ в определении от 21 июня 2016 г. № 59-КГ16-7 по делу о возложении обязанности по предоставлению земельного участка в собственность бесплатно разъяснил, что «…бесплатно в собственность мог быть передан земельный участок, предоставленный гражданину на праве постоянного (бессрочного) пользования для ведения садоводства до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации 2001 г. При этом получить в собственность земельный участок могло только лицо, которому этот участок был предоставлен. В случае, если такое лицо при жизни своим правом не воспользовалось, то данное право могло быть реализовано его наследниками, но лишь в том случае, если они стали собственниками зданий, строений и сооружений, расположенных на таких земельных участках. По настоящему делу вышеуказанные обстоятельства судом апелляционной инстанции не устанавливались, а потому вывод суда о возможности передачи истцу земельного участка в собственность бесплатно на основании пункта 9.1 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» ничем не обоснован» (Бюллетень Верховного Суда РФ, 2017, № 9, С. 2-3).

2. Должен сказать, что есть одна возможность для наследников оформить право собственности на неприватизированный земельный участок, независимо от наследования объектов недвижимости. Правда, в этом случае речь идет о признании права собственности на земельный участок в порядке наследования, а не приватизации участка.

Это возможно, если в документе наследодателя на земельный участок не указано право, на котором предоставлен такой участок, или невозможно определить вид этого права. Тогда считается, что наследодателю земельный участок принадлежал на праве собственности и он должен входить в наследственную массу.

Во втором абзаце п. 9.1 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ (редакция от 29 июля 2017 г.) «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что в случае, если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

По одному из споров в постановлении Президиума Московского областного суда от 16 августа 2017 г. № 426 по делу о включении земельного участка в наследственную массу и признании права собственности на земельный участок в порядке наследования указано следующее: «Поскольку в постановлении Главы администрации г. Электрогорск Павлово-Посадского района Московской области от 25 ноября 1993 г. N 595 не указан вид права, на котором К.Л. был предоставлен спорный земельный участок, то в силу приведенного абз. 2 п. 9.1 ст. 3 ФЗ от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» спорный земельный участок следует считать предоставленным наследодателю на праве собственности, в связи с чем данный участок подлежал включению в наследственную массу».

Вот еще пример. В определении Верховного Суда РФ от 17 января 2017 г. № 20-КГ16-16 по делу о признании права собственности в порядке наследования на земельный участок приведены такие доводы: «Поскольку в решении исполнительного комитета Махачкалинского городского Совета народных депутатов Дагестанской ССР от 19 марта 1992 г. N 56 г не указан вид права, на котором… был предоставлен спорный земельный участок, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в силу абзаца второго пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» земельный участок следует считать предоставленным наследодателю на праве собственности, в связи с чем он подлежит включению в наследственную массу. Сведений о невозможности предоставления спорного земельного участка в собственность граждан материалы дела не содержат.
Ссылки суда апелляционной инстанции на то, что в рассматриваемом споре следует руководствоваться положениями пункта 82 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», являются ошибочными, поскольку указанные разъяснения неприменимы к возникшим между сторонами правоотношениям.
Указанным выше пунктом 82 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснен вопрос наследования земельного участка, предоставленного наследодателю на праве постоянного (бессрочного) пользования, или наследодателю, являвшемуся членом садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, тогда как спорный земельный участок с учетом абзаца второго пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» был предоставлен… на праве собственности.
В связи с этим у истца, как наследника, возникло право требовать признания за ним права собственности на спорный земельный участок».

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О признании незначительными долей жилого дома и земельного участка и выплате компенсации за эти доли

В судебной практике нечасто, но встречаются дела о признании долей жилых домов и земельных участков незначительными и принудительном выкупе таких долей. В этой заметке выскажу свои соображения по данной теме.

1. В соответствии с п. 4 ст. 252 ГК РФ выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Из закона мы видим, какие обстоятельства необходимо доказать по делу для удовлетворения иска о выплате собственнику компенсации за его долю в общем имуществе:
— доля собственника незначительна;
— не может быть реально выделена;
— он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Касательно жилых домов и земельных участков Президиум Московского областного суда в п. 3 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2014 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 24 декабря 2014 г.) разъяснил по одному из дел, что юридически значимыми для правильного разрешения спора являются следующие обстоятельства: «…могут ли дом и земельный участок быть использованы обоими сособственниками по их назначению без нарушения прав собственника Ш.О.И., имеющего большую долю в праве собственности; имеется ли возможность предоставления Ш.Е.И. в пользование изолированного помещения в доме, соразмерного ее доле в праве собственности на дом; есть ли у ответчицы существенный интерес в использовании общего имущества».

2. По поводу случаев, когда доля собственника считается незначительной, надо сказать, что какой-либо конкретный размер незначительной доли не установлен и не может быть установлен в принципе. Это оценочное понятие, применение которого зависит от обстоятельств каждого дела. Однако чаще всего на практике истцы заявляют требования о выплате компенсации за долю, размер которой равен или менее 1/6.

3. То обстоятельство, что доля собственника не может быть реально выделена из общего жилого дома и земельного участка должно быть установлено с помощью специальных исследований путем назначения по делу строительно-технической и землеустроительной экспертизы.

Вместе с тем далеко не во всех случаях, когда доля собственника не может быть реально выделена суд может удовлетворить иск о выплате этому собственнику компенсации за долю при отсутствии его согласия.

Как правило, размеры домов позволяют, если не разделить их в натуре, то определить порядок пользования с выделением в пользование участников долевой собственности отдельных помещений. Это уже является основанием к отказу в иске о признании доли жилого дома незначительной и выплате компенсации за эту долю.

В п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 1980 г. № 4 (редакция от 6 февраля 2007 г.) «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» разъяснено, что невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли, в том числе и в случае, указанном в части второй п. 4 ст. 252 ГК РФ, не исключает права участника долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон.

Разрешая такое требование, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из собственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования (п. 37 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

По этой причине в приведенном выше примере Президиум Московского областного суда указал, что «Суд при разрешении спора, в нарушение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора следующие обстоятельства: могут ли дом и земельный участок быть использованы обоими сособственниками по их назначению без нарушения прав собственника Ш.О.И., имеющего большую долю в праве собственности; имеется ли возможность предоставления Ш.Е.И. в пользование изолированного помещения в доме, соразмерного ее доле в праве собственности на дом…» (п. 3 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2014 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 24 декабря 2014 г.)).

4. При исследовании того обстоятельства, имеет ли собственник существенный интерес в использовании общего имущества, нужно установить, в частности, является ли жилой дом единственным местом жительства для данного собственника, пользовался ли он домом и участком, принимал ли он участие в расходах по содержанию дома. Также необходимо установить, не чинились ли собственнику препятствия в пользовании домом и земельным участком.

При этом в дело должны быть представлены доказательства наличия или отсутствия у собственника интереса в использовании общего дома и участка. Так, в упомянутом выше п. 3 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2014 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 24 декабря 2014 г.) указано следующее: «Вывод суда о наличии у ответчицы существенного интереса в использовании общей долевой собственности в нарушение требований ст. 195 и 198 ГПК РФ какими-либо доказательствами не подтвержден, а основан исключительно на утверждении представителя ответчика. Не имеется таких доказательств и в материалах дела».

5. В тех делах, по которым я оказывал помощь ответчикам, истцы обычно заявляли требования о признании незначительной доли жилого дома и выплате компенсации за эту долю и совершенно забывали или не желали заявить требование о выплате компенсации за долю земельного участка.

Между тем, с точки зрения закона это неправильно. В подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ закреплен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Согласно п. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение участником долевой собственности доли в праве собственности на здание, сооружение или отчуждение собственником принадлежащих ему части здания, сооружения или помещения в них проводится вместе с отчуждением доли указанных лиц в праве собственности на земельный участок, на котором расположены здание, сооружение.

С учетом приведенных норм, нельзя заявлять иск о выплате компенсации за долю жилого дома, не заявляя при этом аналогичного требования в отношении доли земельного участка одного и того же собственника.

Например, по одному из дел со сходными обстоятельствами в постановлении Президиума Московского областного суда от 19 марта 2014 г. № 169 указано следующее: «Как установлено судом и усматривается из материалов дела, Х.Н.Н., Ф.Н.С., Х.С.С. в равных долях являются сособственниками земельного участка с кадастровым номером «…» и расположенного на нем жилого дома «…» в дер. «…» Подольского р-на Московской области. Порядок пользования спорным имуществом между сторонами не определен.
Удовлетворяя иск Х.Н.Н. о взыскании в ее пользу компенсации в счет стоимости 1/3 доли спорного дома, суд исходил из того, что согласно заключению проведенной по делу строительно-технической экспертизы выдел доли в доме технически невозможен в виду физического износа здания. Требующиеся при выделе доли работы по перепланировке могут нанести значительный ущерб техническому состоянию дома, снизить прочность конструктивных элементов до критического предела. Истица на выплату ей компенсации согласна. Размер компенсации определен судом в «…» рублей в ценах 2011 года.
Присудив истице взамен принадлежащей ей доли дома денежную компенсацию и прекратив ее право на долю, суд произвел раздел между сторонами по делу земельного участка, на котором расположен названный дом.
Однако выводы суда не соответствуют требованиям действующего законодательства.
Согласно ст. 273 ГК РФ при переходе права собственности на здание или сооружение, принадлежавшее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования, если иное не предусмотрено законом.
В соответствии с абз. 4 подпункта 2 пункта 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение доли в праве собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на земельном участке, принадлежащем на праве собственности нескольким лицам, влечет за собой отчуждение доли в праве собственности на земельный участок, размер которой пропорционален доле в праве собственности на здание, строение, сооружение.
Учитывая, что земельный участок, на котором расположен спорный жилой дом, находился в общей долевой собственности сторон по делу, то по смыслу приведенных выше норм в их взаимосвязи переход права собственности на долю дома влечет отчуждение и доли земельного участка пропорциональной доле в праве собственности на дом.
Между тем, истица от своего права на долю земельного участка не отказывалась, требования о присуждении компенсации за долю земельного участка не заявляла.
При таких данных и исходя из закрепленного подпунктом 5 пункта 1 ст. 1 ЗК РФ принципа единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, оснований для прекращения права собственности истицы на долю жилого дома с присуждением ей соответствующей компенсации у суда не имелось».

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О приватизации земельных участков сверх площади, приватизированной в пределах действовавших норм в 1990-е годы

Ко мне иногда обращаются граждане, которые приобрели по наследству или по другим основаниям право собственности на жилой дом и земельный участок, приватизированный в 1990-е годы по нормам (например, 0,12 га, 0,15 га), с вопросом о приватизации оставшейся площади участка при доме. Предлагаю разобраться, возможна ли такая приватизация.

1. В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 23 декабря 1992 г. № 4196-1 «О праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства» граждане, имеющие на момент вступления в силу настоящего Закона земельные участки, размеры которых превышают предельные нормы, во всех случаях сохраняют право пожизненного наследуемого владения или пользования частью земельного участка, превышающей установленные нормы. При этом предоставить право гражданам приобретать данную часть земельного участка в частную собственность по договорной цене у местного Совета народных депутатов.

Пунктом 4 Указа Президента РФ от 23 апреля 1993 г. № 480 «О дополнительных мерах по наделению граждан земельными участками» было предусмотрено, что при перерегистрации земельного участка, ранее предоставленного бесплатно в пользование гражданина, в собственность ему бесплатно передается участок или его часть в пределах действующих на момент перерегистрации предельных норм предоставления земельных участков, остальная часть по желанию гражданина либо выкупается им в собственность по договорной цене, либо передается ему в пожизненное наследуемое владение.

Позднее в п. 1 Указа Президента РФ от 7 марта 1996 г. № 337 «О реализации конституционных прав граждан на землю» было установлено, что земельные участки, полученные гражданами до 1 января 1991 г. и находящиеся в их пожизненном наследуемом владении и пользовании, в том числе сверх установленных предельных размеров, и используемые ими для ведения личного подсобного хозяйства, коллективного садоводства, жилищного либо дачного строительства, сохраняются за гражданами в полном размере. Запрещается обязывать граждан, имеющих указанные земельные участки, выкупать их или брать в аренду.

Из приведенных норм ранее действовавшего законодательства мы видим, что за гражданами сохранялось право пожизненного наследуемого владения или право пользовании земельными участками сверх площади, приватизированной в пределах действовавших норм предоставления земельных участков.

2. Согласно п. 9.1 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ (редакция от 29 июля 2017 г.) «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Граждане, к которым перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на земельных участках, указанных в настоящем пункте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать права собственности на такие земельные участки, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такие земельные участки не могут предоставляться в частную собственность.

Таким образом, по действующему законодательству граждане, к которым в порядке наследования или по иным основаниям перешло право собственности на жилой дом и земельный участок, приватизированный прежним собственником дома в 1990-е годы по установленным нормам площади, вправе зарегистрировать право собственности на закрепленный за домом земельный участок в части, превышающей площадь приватизированного земельного участка. Правда, во внесудебном порядке сделать это вряд ли получится.

По данному вопросу Президиум Московского областного суда в п. 10 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2015 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 17 июня 2015 г.) разъяснил следующее: «…при приобретении гражданином недвижимости, находящейся на земельном участке, который был предоставлен на законном основании прежнему владельцу в пожизненное наследуемое владение или бессрочное пользование как до 1 января 1991 г., так и в последующем, к новому владельцу должно переходить право переоформления этого земельного участка в собственность бесплатно в том размере, в котором он находился у прежнего владельца, независимо от реализации им ранее права на приватизацию земли.
Поскольку право истца на земельный участок при доме производно от права на этот участок его наследодателя Ш.А.Т., то к нему перешло право постоянного (бессрочного) пользования всем земельным участком, на котором расположено домовладение, и, соответственно, право на приобретение его в собственность, без ограничения предельными размерами».

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Вопросы для экспертизы по делу об установлении сервитута для проезда и прохода к земельному участку

Рассмотрение спора об установлении сервитута для прохода и проезда через соседний земельный участок требует применения специальных знаний в области землеустройства.

Кроме того, для правильного разрешения такого дела необходимы также специальные знания в сфере оценочной деятельности. Верховный Суд РФ в п. 12 Обзора судебной практики по делам об установлении сервитута на земельный участок (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.) разъяснил, что, если при рассмотрении дела усматриваются основания для предоставления права ограниченного пользования чужим земельным участком, судам необходимо, в соответствии с приведенными положениями закона, определить размер платежей, подлежащих внесению собственнику обременяемого земельного участка, что предполагает вынесение данного вопроса в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, ч. 2 ст. 65 АПК РФ), и при отсутствии согласия собственника объекта недвижимости, обременяемого сервитутом, на безвозмездное пользование – возложение на истца обязанности по представлению доказательств обоснованности предлагаемого к установлению размера платы, в том числе путем назначения экспертизы.

Таким образом, по делам об установлении сервитутов необходимо проведение землеустроительной и оценочной экспертизы.

В соответствии с ч. 2 ст. 79 ГПК РФ каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы.

С учетом сказанного, предлагаю примерный перечень вопросов для эксперта по обозначенной категории судебных дел:

— определить и указать на плане площадь и местоположение границ земельных участков истца и ответчика;

— каким образом на момент проведения экспертного исследования осуществляется доступ (проход или проезд) к земельному участку истца с кадастровым номером … по адресу: …?

— возможен ли доступ к земельному участку истца непосредственно с земельных участков (земель) общего пользования без установления сервитута?

— если доступ к земельному участку истца без установления сервитута невозможен, то через какие земельные участки можно обеспечить проход и проезд к земельному участку истца? Подготовить все возможные варианты установления сервитута. Указать, какой вариант является наиболее приемлемым и наименее обременительным по мнению эксперта;

— рассчитать размер платы за сервитут по каждому из подготовленных вариантов установления сервитута.

Данные вопросы являются примерными. Конкретные формулировки вопросов будут зависеть от обстоятельств Вашего дела.

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О праве собственников зданий на раздел земельных участков из территорий бывших заводов и других государственных предприятий

Обычная ситуация, когда собственники зданий и сооружений из состава бывших заводов и прочих государственных предприятий не могут поделить между собой землю. Но разрешать такие ситуации очень непросто.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 июля 2005 г. № 15524/04 была выражена такая правовая позиция: «…приватизация земельного участка субъектом права постоянного (бессрочного) пользования этим участком в той его части, которая необходима для использования собственником (третьим лицом) объекта недвижимого имущества, на нем расположенного, не основана на законе, поскольку нарушает исключительное право последнего на приватизацию данного земельного участка».

Позднее по другому делу со сходными фактическими обстоятельствами Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 6 сентября 2011 г. № 4275/11 подробно изложил разъяснения о том, как в таких случаях должны разрешаться споры о правах на земельные участки между правообладателями зданий и сооружений.

В этой заметке выделю основные важные для применения на практике моменты и выскажу некоторые свои соображения по одной из самых злободневных проблем, связанных с разделом таких земельных участков.

В постановлении сказано: «По смыслу статьи 36 ЗК РФ при наличии на одном земельном участке объектов недвижимости нескольких собственников, каждый из них имеет право ставить вопрос о выделе соответствующей части земельного участка в самостоятельный участок и о приобретении его в собственность или аренду независимо от других лиц, если первоначальный участок делим, образуемые земельные участки превышают минимально допустимые пределы и к ним будет обеспечен доступ от участков общего пользования, в том числе путем установления сервитута… Следовательно, есть все основания полагать, что каждый из собственников объектов недвижимости, расположенных на одном делимом земельном участке, мог бы совершить сделку приватизации причитающейся ему части участка после ее выделения в натуре и внесения в кадастр недвижимости в качестве самостоятельного объекта».

Вместе с тем Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что «…сделка приватизации земельного участка, который неделим или делим, но не был до приватизации разделен между собственниками объектов недвижимости, в принципе может быть заключена ими как совместными покупателями в отношении всего земельного участка, законодательные препятствия для этого отсутствуют».

С 1 марта 2015 г. ст. 36 ЗК РФ утратила силу, но аналогичные законоположения содержатся в ныне действующей ст. 39.20 ЗК РФ, поэтому разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ сохраняют свою актуальность.

Далее в постановлении разъясняется, что «…иск собственника объекта недвижимости, чьи права при приватизации земельного участка не были учтены, о признании полностью недействительной этой сделки приватизации может быть удовлетворен арбитражным судом либо при признании иска покупателем по этой сделке, либо при совокупности двух условий: земельный участок неделим; истец не готов (не желает) реализовать право на его выкуп.
В случае если земельный участок делим, но собственник объекта недвижимости, чьи права при приватизации участка не были учтены, не готов реализовать предусмотренное статьей 36 ЗК РФ право на приватизацию земельного участка, он вправе ставить вопрос о признании указанной сделки недействительной лишь в отношении части земельного участка, находящейся под его объектом недвижимости и необходимой для использования такового».

По-моему, открытым остался вопрос: может ли собственник объекта недвижимости, чьи права при приватизации участка не были учтены, требовать признания сделки приватизации недействительной лишь в отношении части земельного участка, занятой его объектом недвижимости и необходимой для его использования, или еще в отношении части земельного участка, необходимой для обеспечения доступа к объекту недвижимости от земельных участков общего пользования.

Проблема прохода и проезда в подобных ситуациях стоит остро. Именно с этой проблемой ко мне чаще всего обращаются организации и предприниматели.

Предполагается, что часть земельного участка, в отношении которой сделка приватизации может быть признана недействительной, будет впоследствии поставлена на государственный кадастровый учет в качестве самостоятельного земельного участка. Между тем в соответствии с ч. 6 ст. 22 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ (редакция от 03 июля 2016 г.) «О государственной регистрации недвижимости» в графической части межевого плана воспроизводятся сведения кадастрового плана соответствующей территории или выписки из Единого государственного реестра недвижимости о соответствующем земельном участке, а также указываются местоположение границ образуемых земельного участка или земельных участков, либо границ части или частей земельного участка, либо уточняемых границ земельных участков, доступ к образуемым или измененным земельным участкам (проход или проезд от земельных участков общего пользования), в том числе путем установления сервитута.

В силу п. 26 ч. 1 ст. 26 названного Федерального закона осуществление государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав приостанавливается по решению государственного регистратора прав в случае, если доступ (проход или проезд от земельных участков общего пользования) к образуемому или изменяемому земельному участку не будет обеспечен, в том числе путем установления сервитута (для случая осуществления государственного кадастрового учета).

Ясно, что при рассмотрении дела о признании недействительной сделки приватизации земельного участка в отношении части этого участка, находящейся под объектом недвижимости истца, об установлении сервитута не может быть и речи. Тогда вполне обоснованным будет выглядеть требование собственника объекта недвижимости, чьи права при приватизации участка не были учтены, о признании сделки приватизации недействительной не только в отношении части земельного участка, находящейся под его объектом недвижимости и необходимой для его использования, но и необходимой для обеспечения доступа от земельных участков общего пользования.

Хотя должен признать, что с практической точки зрения этот вопрос в каждом конкретном случае должен решаться в зависимости от площади и конфигурации приватизированного земельного участка, местоположения на нем объекта недвижимости собственника, чьи права не были учтены, и других обстоятельств дела.

В названном выше постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 сентября 2011 г. № 4275/11 также разъяснено следующее: «В случаях, когда собственник объекта недвижимости, чьи права при приватизации участка не были учтены, готов реализовать предусмотренное статьей 36 ЗК РФ право на выкуп участка, то независимо от делимости участка он вправе предъявить иск об установлении (признании) на этот участок права общей долевой собственности. Предъявление такого требования означает, что воля на приобретение участка в собственность выражена всеми собственниками расположенных на нем объектов недвижимости, как это предусмотрено положениями статей 36 ЗК РФ и 244 ГК РФ.
…При этом установление права общей долевой собственности не препятствует каждому из собственников объектов недвижимости, расположенных на земельном участке, заявить в этом же судебном процессе требование о разделе земельного участка или требование о выделе причитающейся его части в натуре (статьи 11.4 и 11.5 ЗК РФ).
Если требование о разделе (выделе) земельного участка ни одним из собственников расположенных на нем объектов недвижимости не заявлено, то суд устанавливает право общей долевой собственности всех указанных собственников на участок и определяет причитающуюся каждому долю.
Доли определяются по договоренности собственников. При наличии спора о размере долей они устанавливаются судом пропорционально гипотетическим площадям земельных участков, необходимых на момент рассмотрения спора для эксплуатации расположенных на них объектов недвижимости (статья 33 ЗК РФ), а если это невозможно – пропорционально площади застройки под объектами недвижимости, а также исходя из принципов разумности и справедливости».

При установлении (признании) судом на приватизированный земельный участок права общей долевой собственности и рассмотрении требования о разделе (выделе) земельного участка, как мне представляется, не меньше (если не больше) оснований говорить об обеспечении прямого доступа к выделяемому участку от земельных участков общего пользования.

Как я уже написал, в силу п. 26 ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ (редакция от 03 июля 2016 г.) «О государственной регистрации недвижимости» осуществление государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав приостанавливается по решению государственного регистратора прав в случае, если доступ (проход или проезд от земельных участков общего пользования) к образуемому или изменяемому земельному участку не будет обеспечен, в том числе путем установления сервитута (для случая осуществления государственного кадастрового учета).

Согласно некоторым авторам по римскому праву судья мог в своем решении установить сервитуты на вещи, подлежащие разделу. Так, Ю. Барон писал: «…деля участок по реальным частям, он может одной части участка предоставить вещный сервитут на другую» (Барон Ю. Система римского гражданского права / Пер. проф. Л. Петражицкого. М.: Изд. моск. юрид. магазина А.Ф. Скорова, 1898. Вып. 2. Кн. II и III. С. 109). У нас на практике нередко при разделе земельных участков суды устанавливают сервитуты прохода и эксплуатации.

Вместе с тем по действующему законодательству до проведения государственного кадастрового учета образованного в результате выдела земельного участка этот участок пока еще не существует как объект недвижимости, что вытекает из содержания ч. 7 ст. 1 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ (редакция от 03 июля 2016 г.) «О государственной регистрации недвижимости». Стало быть, нет оснований требовать установления сервитута для доступа на земельный участок, которого еще не существует. Остается только вариант выдела земельного участка в конфигурации, обеспечивающей проход или проезд от земельных участков общего пользования.

Но жизнь богаче на различные ситуации, чем мы можем себе представить. Поэтому я опять должен признать, что далеко не в каждом случае такой выдел возможен. И решение этого вопроса будет зависеть от конкретных обстоятельств дела.

В постановлении говорится об иске собственника объекта недвижимости, чьи права при приватизации земельного участка не были учтены. Переход права собственности на указанный объект недвижимости влечет переход исключительного права правопредшественника на приватизацию земельного участка в порядке материального правопреемства. Следовательно, такой иск может заявить и новый собственник объекта недвижимости. Об этом как раз говорилось в более раннем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 июля 2005 г. № 15524/04. Это важно, поскольку приватизация земельных участков из территорий бывших заводов и других предприятий, как правило, проводилась уже давно, а объекты недвижимости на данных территориях могли неоднократно отчуждаться.

Если Вам нужна помощь по теме этой заметки, звоните мне по телефону: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О невозможности признания права собственности на земельный участок по договору купли-продажи, если это право не было зарегистрировано

Рассмотрю вопрос о том, какой иск заявлять, если право собственности на купленный земельный участок не было зарегистрировано, и продавец уклоняется от подачи документов на регистрацию.

На первый взгляд в такой ситуации наиболее подходящим и снимающим в дальнейшем все вопросы будет иск о признании права собственности на участок. Однако это поспешный вывод и тут нужно учесть следующее.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется, в том числе путем признания права. В теории и практике утвердилось мнение, что иск о признании права собственности – это внедоговорное требование собственника о констатации перед третьими лицами факта принадлежности ему права собственности на спорное имущество.

В п.п. 58, 59 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. (редакция от 23 июня 2015 г.) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права. Иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона о регистрации и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона, либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 ГК РФ.

Из приведенных разъяснений высших судов видно, что иском о признании права собственности защищается уже возникшее ранее право. Такой иск является способом защиты существующего права, а не средством приобретения права собственности на основании судебного решения.

Пунктом 2 ст. 8.1 ГК РФ установлено, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом.

Согласно ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (пункт 1 статьи 302) на праве собственности с момента такой регистрации, за исключением предусмотренных статьей 302 настоящего Кодекса случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя.

Таким образом, до государственной регистрации у приобретателя по договору еще не возникает право собственности на земельный участок. Как следствие, не возникшее право (если можно так выразиться) не может быть защищаемо иском о признании права собственности.

Другая сторона вопроса касается конкуренции обязательственных (личных) и вещных исков, при которой действует правило, что личный иск вытесняет вещный. Если мы говорим об обязательственных отношениях сторон, вытекающих из договора купли-продажи земельного участка, то способ защиты прав одной из этих сторон должен соответствовать возникшему правоотношению. Иными словами, иск должен носить обязательственный характер.

В соответствии с п. 3 ст. 551 ГК РФ в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.

Приведенная норма предоставляет покупателю право заявить иск о государственной регистрации перехода права собственности. Такой иск будет соответствовать отношениям сторон по купле-продаже земельного участка.

Затронутые в этой заметке вопросы рассматривались в определении Верховного Суда РФ от 23 мая 2016 г. по делу № 304-ЭС15-18474 по иску о признании права собственности на объекты недвижимости, где было указано следующее: «Общество в обоснование иска о признании права собственности на объекты недвижимости сослалось на возникновение указанного права на основании договора купли-продажи от 02.02.2015. Следовательно, переход к Обществу права собственности на спорное имущество подлежал государственной регистрации.
Вместе с тем право собственности на спорные объекты недвижимости зарегистрировано в установленном порядке за Объединением и никем не оспорено. До предъявления настоящего иска Общество не обращалось к ответчику с иском о государственной регистрацией перехода права собственности на спорные объекты.
Статьей 12 ГК РФ предусмотрена возможность защиты нарушенного права путем предъявления требования о признании права.
В пункте 59 Пленума N 10/22 разъяснено, что, если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права; иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона N 122-ФЗ и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона, либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 ГК РФ (данный пункт статьи 8 утратил силу с января 2013 года).
По смыслу приведенных разъяснений, иск о признании права собственности может быть удовлетворен в том случае, когда право на недвижимое имущество возникло до вступления в силу Закона N 122-ФЗ и не было зарегистрировано (ранее возникшее право).
Представленные истцом копия договора купли-продажи спорного имущества и квитанция к приходно-кассовому ордеру от 06.02.2015 о внесении в кассу Объединения денежных средств в размере 13 500 000 руб. сами по себе не свидетельствуют о возникновении у истца права собственности на спорное имущество.
Поскольку право собственности на спорные объекты зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за Объединением, права на них за Обществом не регистрировались и не возникли в силу закона, апелляционный суд, правильно применив указанные нормы права и разъяснения, приведенные в пункте 59 Пленума N 10/22, сделал обоснованные выводы о том, что право собственности на объекты у Общества не возникло, поэтому его нарушенное право не подлежало защите путем предъявления вещного иска, в связи с чем правомерно отказал в иске».

Если Вам нужна помощь по теме этой заметки, звоните мне по телефону: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Собственник дома, расположенного на чужом земельном участке, не может быть лишен права пользования этим участком

В практике встречаются случаи, когда земельный участок и расположенный на участке жилой дом или часть дома принадлежат разным собственникам. И между этими собственниками возникают споры о пользовании земельным участком.

Это могут быть споры между наследниками, если завещатель распорядился только принадлежавшим ему домом или только земельным участком под этим домом. Такие споры могут возникать между бывшими супругами, построившими общий дом на земельном участке, который принадлежал одному из них. После расторжения брака происходит раздел дома и получается, что часть дома, выделенная одному из бывших супругов, находится на земельном участке другого.

На этот счет хочу поделиться ссылкой на разъяснения Президиума Московского областного суда и высказать свое скромное мнение по поводу этих разъяснений.

В п. 11 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2013 года приведен следующий пример: «11. Собственник дома (части дома) не может быть лишен права пользования земельным участком, необходимым для обслуживания, подхода к дому, осуществления других правомочий собственника строения, в том числе и в случае, если указанное строение находится на чужом земельном участке.
Б.Ю.Г. обратился с иском к бывшей супруге Б.Н.В. о признании права собственности на 1/2 долю жилого дома и хозяйственных построек, разделе дома, признании права собственности на часть земельного участка и определении порядка пользования земельным участком при доме с выделением ему в пользование необходимой для обслуживания дома части земельного участка.
Ссылался на то, что с 1986 по 2007 г.г. состоял в браке с ответчицей. В 1995 г. к ней в порядке наследования после смерти отца перешло право собственности на дом и земельный участок. В период их брака старый дом был снесен и возведен новый, который является совместно нажитым имуществом супругов.
Ответчица предъявила встречный иск о признании права собственности на часть построек, и взыскании с нее в пользу Б.Ю.Г. денежной компенсации в счет его доли строений.
Решением Одинцовского городского суда Московской области спорное домовладение разделено и определен порядок пользования земельным участком. Во встречном иске отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда отменено, постановлено новое решение о признании за сторонами права равнодолевой собственности на дом и разделе дома. В остальной части требований сторонам отказано.
Президиум не согласился с определением судебной коллегии, указав на неправильное применение норм материального права.
Судом установлено, что с 1995 г. Б.Н.В. в порядке наследования после смерти отца являлась собственником земельного участка и жилого дома, который в период брака сторонами был снесен, возведен новый дом, являющийся общим имуществом супругов.
Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что земельный участок при доме общим совместным имуществом не является, принадлежит одной Б.Н.В., и, со ссылкой на положения ст. 247 ГК РФ, отказала в признании за Б.Ю.Г. права собственности на долю земельного участка и определении порядка пользования ним.
Данный вывод суда апелляционной инстанции противоречит ст. 35 ЗК РФ, установившей, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.
В силу ст. 271 ГК РФ собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, имеет право пользования предоставленным таким лицом под эту недвижимость земельным участком. При переходе права собственности на недвижимость, находящуюся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право пользования соответствующим земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости.
Из содержания указанных норм права следует, что собственник дома, части дома не может быть лишен права пользования земельным участком, необходимым для обслуживания дома, подхода к дому, осуществления других правомочий собственника строения, в том числе и в том случае, если указанное строение находится на чужом земельном участке».

По смыслу ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, сооружением и необходимой для их использования, не приобретается из ниоткуда. Это право пользования земельным участком прекращается у прежнего собственника здания или сооружения и возникает у нового собственника данной недвижимости. Ведь в приведенных нормах прямо сказано, что лицо приобретает право на использование соответствующей части земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости.

Несмотря на некоторую метафоричность выражения «переход права пользования», примененного в ст. 37 ранее действовавшего ЗК РСФСР от 25 апреля 1991 г., эта статья более точно отражала суть явления. Согласно данной норме при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками.

Статья 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ предполагают, что у прежнего собственника недвижимости уже имелось право пользования соответствующей частью земельного участка, которое переходит к новому собственнику недвижимости. Этот тезис подтверждается и тем, что в п. 1 ст. 271 ГК РФ сказано, что собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, имеет право пользования предоставленным таким лицом под эту недвижимость земельным участком.

Если вернуться к нашему примеру, то мы видим, что судом было установлено, что с 1995 г. Б.Н.В. в порядке наследования после смерти отца являлась собственником земельного участка и жилого дома, который в период брака сторонами был снесен, возведен новый дом, являющийся общим имуществом супругов.

В соответствии с п. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Согласно 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Очевидно, что возведенный супругами новый дом, являвшийся общим имуществом супругов, до этого никому не принадлежал. Право собственности на дом возникло в силу ст. 218 ГК РФ как на новую вещь, созданную супругами для себя. Как следствие, к истцу ни от кого не могло перейти право на использование части земельного участка, занятой новым домом, как это предусмотрено ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ, на которые сослался Президиум Московского областного суда.

Таким образом, применительно к рассматриваемому и подобным ему случаям из содержания ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ, на которые сослался Президиум Московского областного суда, не следует, что у истца из ниоткуда возникает право пользования земельным участком, необходимым для обслуживания дома и подхода к дому. И правильнее было бы говорить, что собственник дома, части дома не может быть лишен права пользования земельным участком, потому что этого права у него и не возникало.

Вместе с тем, очевидно, что, во-первых, собственнику как-то надо попадать в свой дом и, во-вторых, для подобных ситуаций как-то надо юридически обосновать возможность использования чужого земельного участка для эксплуатации дома. Ввиду этой жизненной необходимости и отсутствия иных вариантов разумного юридического обоснования, с позицией Президиума Московского областного суда следует скорее согласиться, чем осуждать ее.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Отсутствие межевания и установленных точных границ не мешает требовать устранения препятствий в пользовании земельным участком

В редакции по состоянию на 11 июля 2017 г.

Если Вы заявляете к соседу иск об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем восстановления смежной границы, сноса забора или постройки и при этом в Едином государственном реестре недвижимости отсутствуют сведения о местоположении границ Вашего участка, то с большой долей вероятности Вы получите отказ в иске.

В таких ситуациях истец не лишается в целом владения своим земельным участком и его требования основываются на ст. 304 ГК РФ, согласно которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии с п. 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. (редакция от 23 июня 2015 г.) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в силу статей 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

Логика, которой руководствуется суд, обычно проста – поскольку в Едином государственном реестре недвижимости не имеется сведений о местоположении границ земельного участка истца, значит границы его участка не установлены и не доказано нарушение этих границ. Как следствие, не доказано нарушение права собственности или законного владения истца.

Однако в разные периоды действовали свои правила установления границ земельных участков. И отсутствие описания местоположения границ земельного участка в Едином государственном реестре недвижимости не всегда означает, что границы этого участка ранее не были установлены.

Кроме того, мне представляется, такой подход судов создает искусственные препятствия для защиты прав собственников земельных участков, границы которых не установлены в соответствии с требованиями современного законодательства.

В этой связи хочу обратить Ваше внимание на определение Верховного Суда РФ от 20 октября 2015 г. № 14-КГ15-7 по делу об устранении препятствий в пользовании земельным участком, обязании перенести заборное ограждение, где указано следующее: «Валуйский Н.А. обратился в суд с иском об устранении препятствий в пользовании земельным участком и возложении обязанности на Воробьева В.Д. перенести заборное ограждение, сославшись на то, что он является собственником земельного участка площадью < ...> кв. м по ул. < ...> < ...> области на основании вступившего в законную силу решения Хохольского районного суда Воронежской области от 21 апреля 2014 г. Собственником смежного земельного участка является Воробьев В.Д., который без законных оснований перенес заборное ограждение по левой межевой границе в сторону земельного участка истца на полтора метра, заняв принадлежащий Валуйскому Н.А. земельный участок площадью около < ...> кв. м.
Решением Хохольского районного суда Воронежской области от 23 октября 2014 г. исковые требования Валуйского Н.А. удовлетворены.
…Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска Валуйского Н.А., судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда исходила из того, что границы земельных участков, принадлежащих как истцу, так и ответчику, не установлены в соответствии с требованиями законодательства, в связи с чем вывод суда первой инстанции о нарушении прав истца действиями ответчика является незаконным и необоснованным.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда апелляционной инстанции не соответствующими требованиям закона.
…Исходя приведенных выше законоположений, земельные участки, кадастровый учет которых был проведен до вступления в силу указанного Федерального закона, и земельные участки, кадастровый учет которых не проводился, но на которые право собственности зарегистрировано, считаются учтенными, а их границы считаются определенными в соответствии с требованиями действовавшего на момент их образования законодательства.
Вместе с тем неустановление границ земельных участков в соответствии с действующим законодательством не является препятствием для защиты их собственниками своих прав посредством предъявления иска об устранении препятствий в пользовании земельными участками».

В разделе «2.9. Споры об определении границ земельных участков» Обзора судебной практики по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2010 – 2013 год (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 02 июля 2014 г.) разъяснено следующее: «В том случае, если точные границы земельного участка не установлены по результатам кадастровых работ (сведения о его координатах отсутствуют в Государственном кадастре недвижимости (далее – ГКН)), в связи с чем установить их местоположение на местности не представляется возможным, судом от истца истребуются доказательства того, что спорная часть входит в состав принадлежащего ему участка, а ответчик своими действиями создает препятствия в его использовании».

Именно в таком порядке должны решаться подобные споры. В то же время, чтобы в суде избежать лишних проблем рекомендую с требованием об устранении препятствий в пользовании Вашим земельным участком одновременно заявлять и требование об установлении границ Вашего участка. Это немного усложнит процесс. Кроме обидчика, придется привлекать к делу других соседей. Но так надежнее.

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Раздел земельного участка должен осуществляться в соответствии с размером долей собственников, независимо от сложившегося порядка пользования

В редакции по состоянию на 25 сентября 2017 г.

Разберем вопрос о том, может ли фактически сложившийся порядок пользования общим земельным участком определять размер выделяемых из него участков.

1. Согласно п. 37 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 1 июля 1996 г. (редакция от 24 марта 2016 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли, в том числе и в случае, указанном в части второй пункта 4 статьи 252 Кодекса, не исключает права участника общей долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон. Разрешая такое требование, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования.

Для судебного определения порядка пользования общим имуществом разъяснение о необходимости учета фактически сложившегося порядка пользования вполне справедливо. Ведь при определении порядка пользования земельным участком суд не прекращает право общей собственности на этот участок, не изменяет размер долей участников долевой собственности. В идеале по такому делу суд своим решением лишь закрепляет уже существующий длительное время и устраивающий все стороны фактически сложившийся порядок пользования земельным участком.

2. Иное дело, когда решается вопрос о выделе долей из общего земельного участка. В соответствии с п.п. 2, 3 ст. 252 ГК РФ участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

Из приведенных норм ясно следует, что участник долевой собственности вправе требовать выдела только той доли, которая ему принадлежит, и не более. Подтверждение этому можно найти в материалах судебной практики высшей судебной инстанции.

Так, Верховный Суд РФ в определении от 6 октября 2015 г. № 36-КГ15-15 по делу о разделе земельного участка в натуре, возложении обязанности по сносу забора указал следующее: «Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь в том числе показаниями свидетелей, пришел к выводу о том, что по сложившемуся многолетнему порядку пользования земельный участок, на котором расположена часть домовладения, принадлежащая Троицкой В.С., по своей площади больше, чем земельный участок, относящийся к той части жилого дома, которую занимал Цыбулькин В.А.
Полагая, что передача Цыбулькину В.А. 1/2 доли земельного участка, определенной без учета его фактического использования, является неправомерной, суд признал постановление главы г. Смоленска от < ...> в соответствующей части незаконным и произвел раздел в натуре земельного участка, расположенного по адресу: г. Смоленск, < ...>, выделив в собственность Цыбулькина В.А. и Троицкой В.С. земельные участки, находящиеся в их фактическом пользовании, исключил из ЕГРП запись регистрации N < ...> о праве собственности Цыбулькина В.А. и Троицкой В.С. на 1/2 доли (за каждым) в праве общей долевой собственности на указанный земельный участок.
Судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда согласилась с выводом суда первой инстанции.
С решениями судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.
Судами установлено, что < ...> Цыбулькину В.А. и Троицкой В.С. выданы свидетельства о государственной регистрации права общей долевой собственности (доли в праве 1/2) на земельный участок площадью < ...> кв. м с кадастровым номером < ...>, расположенный по адресу: < ...>.
В соответствии со статьей 35 (часть 2) Конституции Российской Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.
Согласно статье 252 (пункты 1 — 3) Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.
По смыслу приведенных положений закона, подлежащих применению при рассмотрении дела, раздел имущества, находящегося в долевой собственности, должен осуществляться с учетом того размера долей, который определен в установленном порядке».

По другому делу о разделе земельного участка Верховный Суд РФ в определении от 1 августа 2017 г. № 83-КГ17-15 указал следующее: «Земельный участок под домовладением N < ...> сформирован, поставлен на государственный кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер < ...>, площадь участка после уточнения его границ составила 1 499 кв. м.
В апреле 2014 года данный земельный участок был оформлен сторонами в упрощенном порядке в общую долевую собственность в соответствии с их долями в домовладении, а именно, Зуйковой Н.И. — 1/5 доля в праве (свидетельство о государственной регистрации права < ...> N < ...> от 9 апреля 2014 г.), Лариной Г.И. — 1/5 доля в праве (свидетельство о государственной регистрации права < ...> от 9 апреля 2014 г.), Банной А.С. — 3/5 доли в праве (свидетельство о государственной регистрации права < ...> от 9 апреля 2014 г.).
Из материалов инвентарного дела и планов спорного земельного участка, следует, что участок разделен между прежними совладельцами забором с 1985 года. Стороны в судебном заседании пояснили, что забор, разделяющий спорный земельный участок, был установлен Богатыревым И.А. и Богатыревой А.Г. в 1986 году и с того времени данная граница не менялась.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований Банной А.С. в части раздела спорного земельного участка в соответствии с принадлежащими сторонам долями в праве общей долевой собственности и удовлетворяя встречные исковые требования Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. о признании недействительным права общей долевой собственности на земельный участок, исключении из ЕГРП записи о его регистрации и разделе указанного земельного участка в соответствии с фактически сложившимся порядком пользования, исходил из того, что между прежними сособственниками домовладения (Богатыревым И.А. и Богатыревой А.Г.) на протяжении длительного периода времени (около 30 лет) сложился порядок пользования земельным участком, который был закреплен на местности путем установки забора. При приобретении права собственности на долю в домовладении Банная А.С. приобрела право пользования той частью земельного участка, которой пользовался ее правопредшественник (наследодатель Богатырева А.Г.), а ответчицы, соответственно, приобрели право пользования частью земельного участка, которой пользовался их правопредшественник (наследодатель Богатырев И.А.).
Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу, что раздел земельного участка между сторонами должен быть произведен в соответствии со сложившимся порядком пользования. Кроме того, суд указал, что оформленное в упрощенном порядке право собственности сторон на земельный участок в соответствии с долями в домовладении не соответствует действующему законодательству, поскольку при наличии сложившегося порядка пользования передача в собственность Банной А.С. земельного участка большего размера, а Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. меньшего, чем тот, который находился в их пользовании, свидетельствует о нарушении положений статей 552 Гражданского кодекса Российской Федерации, 35 и 36 Земельного кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.
Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают, в том числе из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.
В силу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Суд апелляционной инстанции не учел, что собственниками жилого дома, в том числе Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И., были поданы заявления в Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии о регистрации прав на земельный участок в соответствии с долями в праве собственности на домовладение. Данные действия сторон были направлены на установление права долевой собственности на земельный участок, соответствующего долям в праве собственности на домовладение, а потому такие действия следует квалифицировать как сделку.
В силу пункта 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Соглашаясь с выводом о недействительности и прекращении права общей долевой собственности на спорный земельный участок в соответствии с принадлежащими сторонам долями в домовладении, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что данное право зарегистрировано в установленном порядке на основании сделки участников гражданского оборота, выразивших на это свою волю и согласие относительно количества долей в праве собственности на земельный участок, приходящихся на каждого из них. Вместе с тем требования о признании такой сделки недействительной сторонами не заявлялись и судом при рассмотрении дела не разрешались.
Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 11.5 Земельного кодекса Российской Федерации выдел земельного участка осуществляется в случае выдела доли или долей из земельного участка, находящегося в долевой собственности. При выделе земельного участка образуются один или несколько земельных участков. При этом земельный участок, из которого осуществлен выдел, сохраняется в измененных границах (измененный земельный участок).
Согласно пункту 2 статьи 11.5 названного кодекса при выделе земельного участка у участника долевой собственности, по заявлению которого осуществляется выдел земельного участка, возникает право собственности на образуемый земельный участок и указанный участник долевой собственности утрачивает право долевой собственности на измененный земельный участок. Другие участники долевой собственности сохраняют право долевой собственности на измененный земельный участок с учетом изменившегося размера их долей в праве долевой собственности.
Поскольку указанные положения земельного законодательства Российской Федерации не регулируют в полной мере правоотношения, возникающие при выделе земельного участка, являющегося долей одного или нескольких участников общей долевой собственности, то при рассмотрении спора также подлежали применению пункты 1 — 3 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.
По смыслу приведенных положений закона раздел имущества, находящегося в долевой собственности, должен осуществляться с учетом того размера долей, который определен в установленном порядке. Однако в нарушение указанных норм права суд произвел раздел земельного участка не в соответствии с имеющимися у сторон долями в праве собственности на земельный участок, а исходя из фактически сложившегося землепользования».

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович