Как изменить разрешенное использование земельного участка в настоящее время?

У собственников нередко возникает необходимость смены разрешенного использования земельного участка. Расскажу о действующем правовом регулировании этого вопроса.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» до утверждения правил землепользования и застройки решение об изменении одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования принимается главой местной администрации.

С утверждением в муниципальных образованиях правил землепользования и застройки указанный выше порядок утрачивает актуальность, и сейчас нет смысла рассматривать его подробно.

Частью 2 ст. 30 ГрК РФ установлено, что правила землепользования и застройки включают в себя:
1) порядок их применения и внесения изменений в указанные правила;
2) карту градостроительного зонирования;
3) градостроительные регламенты.

Порядок применения правил землепользования и застройки и внесения в них изменений включает в себя, в частности, положения об изменении видов разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства физическими и юридическими лицами (п. 2 ч. 3 ст. 30 ГрК РФ).

Согласно п. 1 ч. 6 ст. 30 ГрК РФ в градостроительном регламенте в отношении земельных участков и объектов капитального строительства, расположенных в пределах соответствующей территориальной зоны, указываются виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства.

Для каждой территориальной зоны в градостроительном регламенте устанавливаются свои виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства.

В соответствии с ч. 3 ст. 37 ГрК РФ изменение одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования осуществляется в соответствии с градостроительным регламентом при условии соблюдения требований технических регламентов.

В силу п. 2 ст. 7 ЗК РФ любой вид разрешенного использования из предусмотренных зонированием территорий видов выбирается самостоятельно, без дополнительных разрешений и процедур согласования.

Проще говоря, нужно открывать правила землепользования и застройки, искать на карте градостроительного зонирования Ваш земельный участок и смотреть, какие в градостроительном регламенте указаны виды разрешенного использования для территориальной зоны, в которой расположен Ваш участок.

Положения о том, как изменить разрешенное использование земельных участков могут быть предусмотрены в порядке применения правил землепользования и застройки. Поэтому нужно изучить этот порядок на предмет того, как в нем урегулирована смена разрешенного использования земельных участков.

Таким несложным путем можно определить, какое разрешенное использование Вы вправе выбрать для своего участка.

В ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» установлено, что в кадастр недвижимости вносятся основные и дополнительные сведения об объекте недвижимости. Согласно п. 4 ч. 5 данной статьи в кадастр недвижимости вносятся такие дополнительные сведения об объекте недвижимого имущества как вид или виды разрешенного использования земельного участка, здания, сооружения, помещения.

В п. 3 ст. 13 вышеназванного Федерального закона предусмотрено, что внесение сведений в Единый государственный реестр недвижимости осуществляется органом регистрации прав в уведомительном порядке при внесении в установленных настоящим Федеральным законом случаях дополнительных сведений, внесение которых в Единый государственный реестр недвижимости не влечет за собой переход, прекращение права, ограничение права или обременение объекта недвижимости.

Таким образом, при наличии утвержденных правил землепользования и застройки смена разрешенного использования земельного участка возможна в уведомительном порядке путем подачи в Росреестр соответствующего заявления о внесении изменений в сведения ЕГРН о земельном участке в части изменения его вида разрешенного использования.

Правомерность этого вывода подтверждается и материалами судебной практики. Так, в п. 1 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с изменением вида разрешенного использования земельного участка (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 14 ноября 2018 г.), разъяснено следующее: «Исходя из положений пункта 4 статьи 37 Градостроительного кодекса, пункта 3 статьи 85 Земельного кодекса, правообладатель земельного участка свободен в выборе основных и вспомогательных видов разрешенного использования такого земельного участка в пределах, предусмотренных градостроительным регламентом (при условии соблюдения требований технических регламентов), и вправе осуществлять указанное правомочие самостоятельно без дополнительных разрешений и согласования.
С учетом изложенного и положений статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) собственник может самостоятельно выбирать вид разрешенного использования из числа предусмотренных зонированием территорий.
Согласно пунктам 3, 5 части 1 статьи 4 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» при наличии утвержденных в установленном порядке правил землепользования и застройки принятия соответствующего решения об изменении вида разрешенного использования главой местной администрации не требовалось.
Изменение сведений о разрешенном использовании в таком случае производится на основании заявления заинтересованного лица и необходимых для кадастрового учета документов с использованием процедуры кадастрового учета изменений объекта недвижимости.
Установлено, что выбранный заявителем вид разрешенного использования соответствует одному из видов разрешенного использования, установленных для территориальной зоны, в которой расположен принадлежащий обществу земельный участок.
При таких обстоятельствах требования органа регистрации прав о предоставлении дополнительных документов – акта органа власти (органа местного самоуправления) об изменении вида разрешенного использования – обоснованно признаны судом неправомерными».

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Какие нужны документы, чтобы начать строительство индивидуального жилого или садового дома?

Расскажу, какие по действующему закону необходимы документы для начала строительства индивидуального жилого или садового дома вместо разрешения на строительство.

В соответствии с п.п. 1, 1.1 ч. 17 ст. 51 ГрК РФ выдача разрешения на строительство не требуется в случае строительства, реконструкции на садовом земельном участке жилого дома, садового дома, хозяйственных построек; в случае строительства, реконструкции объектов индивидуального жилищного строительства.

Согласно ч. 1 ст. 51.1 ГрК РФ в целях строительства или реконструкции объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома застройщик подает в уполномоченный на выдачу разрешений на строительство орган уведомление о планируемых строительстве или реконструкции объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома (далее также – уведомление о планируемом строительстве).

Форма уведомления о планируемом строительстве утверждена приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации от 19 сентября 2018 г. № 591/пр.

К уведомлению о планируемом строительстве должны прилагаться:
1) правоустанавливающие документы на земельный участок в случае, если права на него не зарегистрированы в Едином государственном реестре недвижимости;
2) документ, подтверждающий полномочия представителя застройщика, в случае, если уведомление о планируемом строительстве направлено представителем застройщика;
3) заверенный перевод на русский язык документов о государственной регистрации юридического лица в соответствии с законодательством иностранного государства в случае, если застройщиком является иностранное юридическое лицо;
4) описание внешнего облика объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома в случае, если строительство или реконструкция объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома планируется в границах территории исторического поселения федерального или регионального значения, за исключением случая, предусмотренного частью 5 настоящей статьи.

Затем в соответствии с ч. 7 ст. 51.1 ГрК РФ уполномоченный на выдачу разрешений на строительство орган в течение семи рабочих дней со дня поступления уведомления о планируемом строительстве:
1) проводит проверку соответствия указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома предельным параметрам разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства, установленным правилами землепользования и застройки, документацией по планировке территории, и обязательным требованиям к параметрам объектов капитального строительства, установленным настоящим Кодексом, другими федеральными законами и действующим на дату поступления уведомления о планируемом строительстве, а также допустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома в соответствии с разрешенным использованием земельного участка и ограничениями, установленными в соответствии с земельным и иным законодательством Российской Федерации;
2) направляет застройщику уведомление о соответствии указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома установленным параметрам и допустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома на земельном участке либо о несоответствии указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома установленным параметрам и (или) недопустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома на земельном участке.

В силу ч. 13 ст. 51.1 ГрК РФ получение застройщиком уведомления о соответствии указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома установленным параметрам и допустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома на земельном участке либо ненаправление в срок уведомления о несоответствии указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома установленным параметрам и (или) недопустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома на земельном участке считается согласованием строительства или реконструкции объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома и дает право застройщику осуществлять строительство или реконструкцию объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома в соответствии с параметрами, указанными в уведомлении о планируемом строительстве, в течение десяти лет.

В этом случае согласно ч. 15 ст. 51.1 ГрК РФ убытки, причиненные застройщику сносом или приведением в соответствие с установленными требованиями объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома, построенных или реконструированных в соответствии с параметрами, указанными в уведомлении о планируемом строительстве, в связи с признанием таких объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома самовольной постройкой вследствие несоответствия их параметров предельным параметрам разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства, установленным правилами землепользования и застройки, документацией по планировке территории, или обязательным требованиям к параметрам объектов капитального строительства, установленным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, либо вследствие недопустимости размещения таких объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома в соответствии с ограничениями, установленными в соответствии с земельным и иным законодательством Российской Федерации и действующими на дату поступления уведомления о планируемом строительстве, в полном объеме подлежат возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации, казны муниципального образования при условии, что судом будет установлена вина должностного лица органа государственной власти или органа местного самоуправления, направившего застройщику уведомление о соответствии указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома установленным параметрам и допустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома на земельном участке либо не исполнившего обязанности по направлению в срок уведомления о несоответствии указанных в уведомлении о планируемом строительстве параметров объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома установленным параметрам и (или) недопустимости размещения объекта индивидуального жилищного строительства или садового дома на земельном участке.

Анализ вышеприведенных довольно сложных для восприятия норм наводит меня на такие мысли: во-первых, процедура легализации начала строительства не является настолько простой, чтобы мотивировать абсолютное большинство застройщиков к соблюдению этой процедуры, во-вторых, есть опасения, что должностные лица из-за страха возмещения убытков могут на всякий случай, для перестраховки направлять застройщикам уведомления о несоответствии.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О выдаче разрешения на строительство после начала этого строительства

Зачастую граждане обращаются в администрацию за выдачей разрешения на строительство после начала работ, когда на земельном участке уже возведен объект незавершенного строительства.

Как правило в таких случаях администрация отказывает в выдаче разрешения на строительство. Однако такой отказ не основан на законе.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 51 ГрК РФ разрешение на строительство представляет собой документ, который подтверждает соответствие проектной документации требованиям, установленным градостроительным регламентом (за исключением случая, предусмотренного частью 1.1 настоящей статьи), проектом планировки территории и проектом межевания территории (за исключением случаев, если в соответствии с настоящим Кодексом подготовка проекта планировки территории и проекта межевания территории не требуется), при осуществлении строительства, реконструкции объекта капитального строительства, не являющегося линейным объектом (далее — требования к строительству, реконструкции объекта капитального строительства), или требованиям, установленным проектом планировки территории и проектом межевания территории, при осуществлении строительства, реконструкции линейного объекта, а также допустимость размещения объекта капитального строительства на земельном участке в соответствии с разрешенным использованием такого земельного участка и ограничениями, установленными в соответствии с земельным и иным законодательством Российской Федерации. Разрешение на строительство дает застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объекта капитального строительства, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

Из этих норм администрация обычно делает вывод, что выдача разрешения на строительство возможна только до начала возведения объектов капитального строительства. Между тем действующий ГрК РФ не дает оснований для такого вывода и не содержит запрета на выдачу разрешения на строительство на возведенные объекты капитального строительства.

Этот вопрос рассматривался Верховным Судом РФ. По одному из судебных споров в кассационном определении Верховного Суда РФ от 28 февраля 2018 г. № 18-КГ17-286 по делу об отмене приказа органа местного самоуправления, обязании выдать разрешение на строительство объекта индивидуального жилищного строительства указано следующее: «Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, суды исходили из того, что застройщик вправе приступить к строительству объекта капитального строительства только после получения такого разрешения (в случаях, когда получение разрешения предусмотрено законом). Поскольку такое условие не соблюдено, возведенный К. объект капитального строительства имеет признаки самовольной постройки, а получение разрешения на строительство после начала строительства законом не предусмотрено.
Такая позиция ошибочна по следующим основаниям.
В соответствии с подпунктом 5 пункта 3 статьи 8 Градостроительного кодекса Российской Федерации, подпунктом 26 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения городского округа относится выдача разрешений на строительство, реконструкцию и ввод в эксплуатацию объектов капитального строительства, расположенных на территории городского округа.
Согласно предписаниям частей 1 и 2 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка или проекту планировки территории и проекту межевания территории (в случае строительства, реконструкции линейных объектов) и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, за исключением случаев, предусмотренных поименованным кодексом. Строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство, за исключением случаев, предусмотренных названной статьей.
Уполномоченный орган отказывает в выдаче разрешения на строительство при отсутствии документов, предусмотренных частями 7 и 9 указанной выше статьи, либо их несоответствии требованиям закона (часть 13 этой же статьи).
По смыслу приведенных законоположений, уполномоченный орган вправе отказать в выдаче разрешения на строительство (реконструкцию) только на основании правовых норм и обстоятельств, указанных в федеральном законе, начало проведения строительных работ к таковым основаниям не отнесено.
Как следует из материалов дела, К. отказано в выдаче разрешения на строительство только ввиду того, что ею до получения разрешения на строительство был возведен фундамент. Однако такой отказ не соответствует статье 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации.
Из системного анализа положений поименованной статьи следует, что проверочные действия уполномоченного органа осуществляются исключительно с целью установления возможности (допустимости) строительства объекта капитального строительства по представленному проекту на заявленном земельном участке. При этом начало строительных работ не влияет на принятие решения о соответствии проектной документации требованиям, установленным градостроительным регламентом, и возможности возведения на заявленном участке объекта капитального строительства по представленному проекту. В случае положительного заключения — законные основания для отказа в выдаче разрешения на строительство отсутствуют».

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Может ли единоличный собственник недвижимости продать или подарить долю в этой недвижимости?

Не только в теории, но иногда и на практике возникает вопрос о допустимости для единоличного собственника недвижимости продавать, дарить или иным образом отчуждать не весь объект недвижимости, а определенную долю в праве собственности на него.

В соответствии с п. 4 ст. 244 ГК РФ общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона. Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором.

Основываясь на данных нормах, теоретики и практики нередко делают вывод, что отчуждение доли в имуществе его единоличным собственником не допускается.

Один из самых авторитетных специалистов в области права собственности, К.И. Скловский, в своей книге «Собственность в гражданском праве» по этому вопросу писал следующее: «По буквальному смыслу ст. 244 ГК собственник неделимой вещи не может совершить сделку, в силу которой у другого лица возникает право на долю в общей собственности. Ведь логически невозможно создать общую собственность односторонней сделкой.
Применительно к делимым вещам общая собственность возникает лишь в силу соглашения, т.е. односторонняя сделка также исключается.
В то же время на практике такие сделки, когда собственник создает другому лицу долю в своей вещи и тем самым создает общую собственность, совершаются. Совершаются и сделки по отчуждению части здания в виде помещения с возникновением у приобретателя права собственности на помещение. Такая практика не может быть признана, как уже говорилось, корректной. Но, признавая сложившиеся хозяйственные реальности, запретить ее невозможно. Речь может вестись лишь о ее легализации путем, например, введения в закон фикции принадлежности собственнику 100% долей в принадлежащем ему объекте недвижимости».

Однако такой вывод не был поддержан в судебной практике. В одном из споров этот вопрос рассматривался Верховным Судом РФ, который в кассационном определении от 15 ноября 2017 г. № 36-КГ17-8 указал следующее: «Б… на праве собственности принадлежит встроенное нежилое помещение с кадастровым номером < ...> площадью 71,9 кв. м, расположенное по адресу: < ...> (далее — спорное помещение).
24 августа 2016 г. Б… продал Б… 1/2 доли в праве на поименованное помещение, о чем стороны заключили договор купли-продажи, удостоверенный нотариусом, и обратились в уполномоченный орган с заявлением, приложив необходимые документы, о государственной регистрации перехода права.
Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Смоленской области (далее — Управление Росреестра по Смоленской области) на основании пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в редакции, действовавшей в период возникновения спорных правоотношений; далее — Федеральный закон N 122-ФЗ) приостановило государственную регистрацию перехода права собственности на названное помещение, указав в письменном уведомлении от 25 августа 2016 г., что отчуждение определенной доли собственником целого (неделимого) объекта не основано на действующем законодательстве, а также на необходимость предоставить дополнительные доказательства наличия основания для проведения государственной регистрации.
…Основания для приостановления государственной экспертизы предусмотрены статьей 19 Федерального закона N 122-ФЗ, ни одно из которых по настоящему делу не выявлено.
Таким образом, у государственного регистратора отсутствовали предусмотренные законом основания для приостановления государственной регистрации права собственности на 1/2 долю в праве на спорное помещение и решение суда первой инстанции об удовлетворении требований Б… и признании незаконным уведомления о приостановлении государственной регистрации перехода права на 1/2 долю в праве собственности на спорное помещение является правильным.
Ссылки государственного регистратора и суда апелляционной инстанции в обоснование своей позиции на статью 244 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащую понятие и основания возникновения общей собственности, которая, по их мнению, не предусматривает возможность продажи единоличным собственником доли в праве собственности на объект недвижимости, являются несостоятельными, поскольку нормы названной статьи такого предписания не содержат».

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Если строить дом на месте сгоревшего, сохраняются ли права на сгоревший дом?

В редакции по состоянию на 27 декабря 2018 г.

В моей практике встречаются случаи, когда граждане построили или только начинают строить дом на месте сгоревшего старого дома, находившегося в долевой собственности. Из-за этого возникают споры с другими собственниками, которые не хотят утратить свои права на сгоревший дом.

Выскажу свое мнение о юридических последствиях для собственников в подобных ситуациях.

В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

При применении данной нормы надо понимать, что фактическая гибель дома от пожара сама по себе еще не влечет прекращения права на сгоревший дом.

Верховный Суд РФ в определении от 15 мая 2018 г. № 87-КГ18-2 по делу о признании права собственности на жилой дом отсутствующим разъяснил, что «…прекращение права собственности на объект недвижимости в силу его гибели или уничтожения возможно исключительно по волеизъявлению собственника такого имущества».

По данному вопросу в п. 5 кассационной практики Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2013 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 23 октября 2013 г.) приведены следующие разъяснения: «5. Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим совладельца из числа его собственников.
Г. обратился с иском к К., администрации г/о Коломна о признании за ним права собственности на самовольно возведенный жилой дом с холодными пристройками и надворными постройками. В обоснование требований истец ссылался на то, что числится собственником 2/3 долей дома (лит. А. А1) и земельного участка площадью 502 кв. м при нем, ответчице в порядке наследования по закону принадлежит 1/3 доля указанного дома.
Указанный жилой дом, 1931 года постройки, разрушился и на его месте на принадлежащем ему земельном участке Г. построил новый жилой дом, в связи с чем просил суд прекратить право общей долевой собственности на жилой адрес, исключив ответчицу из его сособственников.
Решением Коломенского городского суда Московской области требования Г. удовлетворены.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.
С выводами суда первой и апелляционной инстанций президиум не согласился и указал на неправильное применение материального закона.
Судом установлено, что Н. является собственником 2/3 долей дома и земельного участка размером 502 кв. м. Собственником 1/3 доли дома являлась Б., после смерти которой наследником по закону является ее дочь К., которая в установленном законом порядке обратилась к нотариусу по вопросу принятия наследства, но не оформила право собственности на указанное наследственное имущество, что в силу закона не является обязательным. В 2010 г. указанный жилой дом полностью разрушен и истцом на его месте возведено новое строение.
Суд, установив, что старый дом разрушен, руководствуясь п. 1 ст. 235 ГК РФ, пришел к выводу о прекращении права долевой собственности К. и Г. на указанный жилой дом, указав при этом на наличие у К. права на обращение с заявлением о восстановлении прежнего либо о возведении нового жилого дома.
Однако указанный вывод не основан на законе.
Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим К. из числа собственников.
По смыслу ст. 236 ГК РФ право отказа от собственности принадлежит самому собственнику. Для регистрации прекращения права собственности на строение необходимо заявление собственника строения, документ технического учета и постановление главы местной администрации о ликвидации объекта недвижимости.
При отсутствии доказательств, подтверждающих отказ ответчицы от прав собственности на спорный жилой дом, вывод суда о прекращении права К. на 1/3 долю в праве собственности на дом является неправомерным».

Вместе с тем я считаю, что, если остальные собственники не строили новый дом на месте сгоревшего, то вести речь о сохранении за ними прежних долей, которые у них были в праве на сгоревший дом, возможно только, если новый дом является восстановленной копией сгоревшего. Другими словами, если старый дом был полностью восстановлен.

Так, в п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017) (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.) разъяснено следующее: «4. Восстановление жилого помещения после пожара не является созданием нового объекта, на который необходимо признание права собственности».

Но в реальной жизни собственники либо восстанавливают только свою часть сгоревшего дома, либо, что чаще бывает, строят себе новый дом на месте сгоревшего с другими планировкой и площадью. А это уже новый объект недвижимости с иными характеристиками.

К примеру, в ответах на вопросы в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 года (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ от 28 июня 2000 г.) разъяснено: «При сносе жилого дома, находящегося у гражданина в собственности, и постройке на его месте нового строения либо при возведении пристройки к жилому дому (или надстройки) изменяется объект права собственности гражданина, отличающийся размерами, планировкой, площадью и т.д. Следовательно, при производстве гражданином перечисленных изменений право на новое строение, являющееся уже новым объектом собственности, подлежит регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. и требование органов, в полномочия которых входит указанная регистрация, произвести ее правомерно».

И тогда возникает, на мой взгляд, закономерный вопрос: на каком основании считать сохранившимся право не на сгоревший дом, а на вновь возведенный иной объект недвижимости?

Далее. При разрушении жилого дома от пожара какие-то его части обычно остаются. Соответственно права на остатки сгоревшего дома и входящих в его состав служебных построек сохраняются за всеми собственниками.

На этот счет в определении Верховного Суда РФ от 11 сентября 2018 г. № 32-КГ18-20 по делу об обязании снести аварийные нежилые здания, прекращении права собственности разъяснено, что «…основанием прекращения права собственности на вещь являются в том числе объективные причины — гибель или уничтожение имущества, наступающие независимо от воли собственника. При этом если в случае гибели (уничтожении) вещи сохраняется какое-либо имущество, право собственности на него принадлежит собственнику вещи».

С учетом сказанного, мне представляется, что за собственниками, которые не строили новый дом на месте сгоревшего, возможно судебное признание права на долю этого дома только в том случае, когда для его строительства использованы оставшиеся части старого дома, например, фундамент, цокольный этаж.

Если же при строительстве нового дома вообще не были использованы никакие части сгоревшего дома или использован только оставшийся от него строительный материал, то, полагаю, остальные собственники могут требовать лишь компенсаций от собственника, построившего новый дом.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О признании незначительными долей жилого дома и земельного участка и выплате компенсации за эти доли

В редакции по состоянию на 11 сентября 2018 г.

В судебной практике нечасто, но встречаются дела о признании долей жилых домов и земельных участков незначительными и принудительном выкупе таких долей. В этой заметке выскажу свои соображения по данной теме.

1. В соответствии с п. 4 ст. 252 ГК РФ выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Из закона мы видим, какие обстоятельства необходимо доказать для удовлетворения иска о выплате собственнику компенсации за его долю в общем имуществе:
— доля собственника незначительна;
— не может быть реально выделена;
— он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Касательно жилых домов и земельных участков Президиум Московского областного суда в п. 3 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2014 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 24 декабря 2014 г.) разъяснил по одному из дел, что юридически значимыми для правильного разрешения спора являются следующие обстоятельства: «…могут ли дом и земельный участок быть использованы обоими сособственниками по их назначению без нарушения прав собственника Ш.О.И., имеющего большую долю в праве собственности; имеется ли возможность предоставления Ш.Е.И. в пользование изолированного помещения в доме, соразмерного ее доле в праве собственности на дом; есть ли у ответчицы существенный интерес в использовании общего имущества».

2. По вопросу о том, когда доля собственника считается незначительной, надо отметить, что какой-либо конкретный размер незначительной доли не установлен и не может быть установлен в принципе. Это оценочное понятие, применение которого зависит от обстоятельств каждого дела. Можно лишь сказать, что чаще всего на практике заявляются требования о выплате компенсации за долю, размер которой равен или менее 1/6.

3. То обстоятельство, что доля собственника не может быть реально выделена из общего жилого дома и земельного участка должно быть установлено с помощью специальных исследований путем проведения по делу строительно-технической и землеустроительной экспертизы.

Вместе с тем далеко не во всех случаях, когда доля собственника не может быть реально выделена суд может удовлетворить иск о выплате этому собственнику компенсации за долю при отсутствии его согласия.

Часто размеры домов позволяют, если не разделить их в натуре, то определить порядок пользования с выделением в пользование участников долевой собственности отдельных помещений. А это уже является основанием к отказу в иске о признании доли жилого дома незначительной и выплате компенсации за эту долю.

Так, в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 1980 г. № 4 (редакция от 6 февраля 2007 г.) «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» разъяснено, что невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли, в том числе и в случае, указанном в части второй п. 4 ст. 252 ГК РФ, не исключает права участника долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон.

4. При исследовании того обстоятельства, имеет ли собственник существенный интерес в использовании общего имущества, нужно установить, в частности, является ли жилой дом единственным местом жительства для данного собственника, пользовался ли он домом и участком, принимал ли он участие в расходах по содержанию дома. Также необходимо установить, не чинились ли собственнику препятствия в пользовании домом и земельным участком.

При этом в дело обязательно должны быть представлены доказательства наличия или отсутствия у собственника интереса в использовании общего дома и участка. Например, в упомянутом выше п. 3 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2014 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 24 декабря 2014 г.) указано следующее: «Вывод суда о наличии у ответчицы существенного интереса в использовании общей долевой собственности в нарушение требований ст. 195 и 198 ГПК РФ какими-либо доказательствами не подтвержден, а основан исключительно на утверждении представителя ответчика. Не имеется таких доказательств и в материалах дела».

Вместе с тем, как я понял из судебной практики, наличие у собственника существенного интереса в использовании общего имущества не имеет принципиального значения. Например, в определении Верховного Суда РФ от 3 июля 2018 г. № 59-КГ18-9 по делу о признании долей в праве общей долевой собственности на земельный участок и жилой дом незначительными, прекращении права собственности на доли, обязании выплатить компенсацию за доли указано следующее: «Не учли суды и то, что при решении вопроса о наличии или отсутствии реальной заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе подлежит установлению соизмеримость интереса лица в использовании общего имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим (другому) сособственнику.
Не получило какой-либо оценки судов и то, что спор заявлен в отношении доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, предназначенный для проживания граждан.
Незначительность доли в праве общей долевой собственности и невозможность выдела в натуре обособленного для проживания помещения, соответствующего такой доле, обусловливают невозможность использования жилого дома для проживания всеми сособственниками и, как следствие, ведут к существенному нарушению прав сособственника, которому принадлежит большая доля, но лишенному возможности проживать в жилом помещении».

5. Отмечу еще один важный момент. В отдельных делах, по которым я оказывал помощь ответчикам, истцы заявляли требования о признании незначительной и выплате компенсации за долю жилого дома и забывали или не желали заявить требование о выплате компенсации за долю земельного участка.

С точки зрения закона это неправильно. В подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ закреплен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Согласно п. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение участником долевой собственности доли в праве собственности на здание, сооружение или отчуждение собственником принадлежащих ему части здания, сооружения или помещения в них проводится вместе с отчуждением доли указанных лиц в праве собственности на земельный участок, на котором расположены здание, сооружение.

Исходя из приведенных норм, нельзя заявлять исковое требование о выплате компенсации за долю жилого дома, не заявляя при этом аналогичного требования в отношении доли земельного участка одного и того же собственника.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О невозможности признания права собственности на земельный участок по договору купли-продажи, если это право не было зарегистрировано

Рассмотрю вопрос о том, какой иск заявлять, если право собственности на купленный земельный участок не было зарегистрировано, и продавец уклоняется от подачи документов на регистрацию.

На первый взгляд в такой ситуации наиболее подходящим и снимающим в дальнейшем все вопросы будет иск о признании права собственности на участок. Однако это поспешный вывод и тут нужно учесть следующее.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется, в том числе путем признания права. В теории и практике утвердилось мнение, что иск о признании права собственности – это внедоговорное требование собственника о констатации перед третьими лицами факта принадлежности ему права собственности на спорное имущество.

В п.п. 58, 59 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. (редакция от 23 июня 2015 г.) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права. Иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона о регистрации и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона, либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 ГК РФ.

Из приведенных разъяснений высших судов видно, что иском о признании права собственности защищается уже возникшее ранее право. Такой иск является способом защиты существующего права, а не средством приобретения права собственности на основании судебного решения.

Пунктом 2 ст. 8.1 ГК РФ установлено, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом.

Согласно ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (пункт 1 статьи 302) на праве собственности с момента такой регистрации, за исключением предусмотренных статьей 302 настоящего Кодекса случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя.

Таким образом, до государственной регистрации у приобретателя по договору еще не возникает право собственности на земельный участок. Как следствие, не возникшее право (если можно так выразиться) не может быть защищаемо иском о признании права собственности.

Другая сторона вопроса касается конкуренции обязательственных (личных) и вещных исков, при которой действует правило, что личный иск вытесняет вещный. Если мы говорим об обязательственных отношениях сторон, вытекающих из договора купли-продажи земельного участка, то способ защиты прав одной из этих сторон должен соответствовать возникшему правоотношению. Иными словами, иск должен носить обязательственный характер.

В соответствии с п. 3 ст. 551 ГК РФ в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.

Приведенная норма предоставляет покупателю право заявить иск о государственной регистрации перехода права собственности. Такой иск будет соответствовать отношениям сторон по купле-продаже земельного участка.

Затронутые в этой заметке вопросы рассматривались в определении Верховного Суда РФ от 23 мая 2016 г. по делу № 304-ЭС15-18474 по иску о признании права собственности на объекты недвижимости, где было указано следующее: «Общество в обоснование иска о признании права собственности на объекты недвижимости сослалось на возникновение указанного права на основании договора купли-продажи от 02.02.2015. Следовательно, переход к Обществу права собственности на спорное имущество подлежал государственной регистрации.
Вместе с тем право собственности на спорные объекты недвижимости зарегистрировано в установленном порядке за Объединением и никем не оспорено. До предъявления настоящего иска Общество не обращалось к ответчику с иском о государственной регистрацией перехода права собственности на спорные объекты.
Статьей 12 ГК РФ предусмотрена возможность защиты нарушенного права путем предъявления требования о признании права.
В пункте 59 Пленума N 10/22 разъяснено, что, если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права; иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона N 122-ФЗ и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона, либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 ГК РФ (данный пункт статьи 8 утратил силу с января 2013 года).
По смыслу приведенных разъяснений, иск о признании права собственности может быть удовлетворен в том случае, когда право на недвижимое имущество возникло до вступления в силу Закона N 122-ФЗ и не было зарегистрировано (ранее возникшее право).
Представленные истцом копия договора купли-продажи спорного имущества и квитанция к приходно-кассовому ордеру от 06.02.2015 о внесении в кассу Объединения денежных средств в размере 13 500 000 руб. сами по себе не свидетельствуют о возникновении у истца права собственности на спорное имущество.
Поскольку право собственности на спорные объекты зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за Объединением, права на них за Обществом не регистрировались и не возникли в силу закона, апелляционный суд, правильно применив указанные нормы права и разъяснения, приведенные в пункте 59 Пленума N 10/22, сделал обоснованные выводы о том, что право собственности на объекты у Общества не возникло, поэтому его нарушенное право не подлежало защите путем предъявления вещного иска, в связи с чем правомерно отказал в иске».

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Собственник дома, расположенного на чужом земельном участке, не может быть лишен права пользования этим участком

В практике встречаются случаи, когда земельный участок и расположенный на участке жилой дом или часть дома принадлежат разным собственникам. И между этими собственниками возникают споры о пользовании земельным участком.

Это могут быть споры между наследниками, если завещатель распорядился только принадлежавшим ему домом или только земельным участком под этим домом. Такие споры могут возникать между бывшими супругами, построившими общий дом на земельном участке, который принадлежал одному из них. После расторжения брака происходит раздел дома и получается, что часть дома, выделенная одному из бывших супругов, находится на земельном участке другого.

На этот счет хочу поделиться ссылкой на разъяснения Президиума Московского областного суда и высказать свое скромное мнение по поводу этих разъяснений.

В п. 11 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2013 года приведен следующий пример: «11. Собственник дома (части дома) не может быть лишен права пользования земельным участком, необходимым для обслуживания, подхода к дому, осуществления других правомочий собственника строения, в том числе и в случае, если указанное строение находится на чужом земельном участке.
Б.Ю.Г. обратился с иском к бывшей супруге Б.Н.В. о признании права собственности на 1/2 долю жилого дома и хозяйственных построек, разделе дома, признании права собственности на часть земельного участка и определении порядка пользования земельным участком при доме с выделением ему в пользование необходимой для обслуживания дома части земельного участка.
Ссылался на то, что с 1986 по 2007 г.г. состоял в браке с ответчицей. В 1995 г. к ней в порядке наследования после смерти отца перешло право собственности на дом и земельный участок. В период их брака старый дом был снесен и возведен новый, который является совместно нажитым имуществом супругов.
Ответчица предъявила встречный иск о признании права собственности на часть построек, и взыскании с нее в пользу Б.Ю.Г. денежной компенсации в счет его доли строений.
Решением Одинцовского городского суда Московской области спорное домовладение разделено и определен порядок пользования земельным участком. Во встречном иске отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда отменено, постановлено новое решение о признании за сторонами права равнодолевой собственности на дом и разделе дома. В остальной части требований сторонам отказано.
Президиум не согласился с определением судебной коллегии, указав на неправильное применение норм материального права.
Судом установлено, что с 1995 г. Б.Н.В. в порядке наследования после смерти отца являлась собственником земельного участка и жилого дома, который в период брака сторонами был снесен, возведен новый дом, являющийся общим имуществом супругов.
Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что земельный участок при доме общим совместным имуществом не является, принадлежит одной Б.Н.В., и, со ссылкой на положения ст. 247 ГК РФ, отказала в признании за Б.Ю.Г. права собственности на долю земельного участка и определении порядка пользования ним.
Данный вывод суда апелляционной инстанции противоречит ст. 35 ЗК РФ, установившей, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.
В силу ст. 271 ГК РФ собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, имеет право пользования предоставленным таким лицом под эту недвижимость земельным участком. При переходе права собственности на недвижимость, находящуюся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право пользования соответствующим земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости.
Из содержания указанных норм права следует, что собственник дома, части дома не может быть лишен права пользования земельным участком, необходимым для обслуживания дома, подхода к дому, осуществления других правомочий собственника строения, в том числе и в том случае, если указанное строение находится на чужом земельном участке».

По смыслу ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, сооружением и необходимой для их использования, не приобретается из ниоткуда. Это право пользования земельным участком прекращается у прежнего собственника здания или сооружения и возникает у нового собственника данной недвижимости. Ведь в приведенных нормах прямо сказано, что лицо приобретает право на использование соответствующей части земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости.

Несмотря на некоторую метафоричность выражения «переход права пользования», примененного в ст. 37 ранее действовавшего ЗК РСФСР от 25 апреля 1991 г., эта статья более точно отражала суть явления. Согласно данной норме при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками.

Статья 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ предполагают, что у прежнего собственника недвижимости уже имелось право пользования соответствующей частью земельного участка, которое переходит к новому собственнику недвижимости. Этот тезис подтверждается и тем, что в п. 1 ст. 271 ГК РФ сказано, что собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, имеет право пользования предоставленным таким лицом под эту недвижимость земельным участком.

Если вернуться к нашему примеру, то мы видим, что судом было установлено, что с 1995 г. Б.Н.В. в порядке наследования после смерти отца являлась собственником земельного участка и жилого дома, который в период брака сторонами был снесен, возведен новый дом, являющийся общим имуществом супругов.

В соответствии с п. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Согласно 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Очевидно, что возведенный супругами новый дом, являвшийся общим имуществом супругов, до этого никому не принадлежал. Право собственности на дом возникло в силу ст. 218 ГК РФ как на новую вещь, созданную супругами для себя. Как следствие, к истцу ни от кого не могло перейти право на использование части земельного участка, занятой новым домом, как это предусмотрено ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ, на которые сослался Президиум Московского областного суда.

Таким образом, применительно к рассматриваемому и подобным ему случаям из содержания ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ, на которые сослался Президиум Московского областного суда, не следует, что у истца из ниоткуда возникает право пользования земельным участком, необходимым для обслуживания дома и подхода к дому. И правильнее было бы говорить, что собственник дома, части дома не может быть лишен права пользования земельным участком, потому что этого права у него и не возникало.

Вместе с тем, очевидно, что, во-первых, собственнику как-то надо попадать в свой дом и, во-вторых, для подобных ситуаций как-то надо юридически обосновать возможность использования чужого земельного участка для эксплуатации дома. Ввиду этой жизненной необходимости и отсутствия иных вариантов разумного юридического обоснования, с позицией Президиума Московского областного суда следует скорее согласиться, чем осуждать ее.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Об изменении разрешенного использования земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения и строительстве на них коттеджных поселков

Довольно много бывших колхозных и совхозных полей из состава земель сельскохозяйственного назначения, не включенных в границы населенных пунктов, застраивается разными коттеджными поселками. Умелые собственники меняли вид разрешенного использования этих земельных участков (полей), например, на такой как «для ведения дачного хозяйства», «для дачного строительства» или даже «для индивидуального жилищного строительства» и т.п. При этом категория земель не изменялась.

В настоящей заметке рассмотрим вопрос, правомерно ли изменять вид разрешенного использования земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения для их застройки различными поселками.

В соответствии со ст. 77 ЗК РФ землями сельскохозяйственного назначения признаются земли, находящиеся за границами населенного пункта и предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей. В составе земель сельскохозяйственного назначения выделяются сельскохозяйственные угодья, земли, занятые внутрихозяйственными дорогами, коммуникациями, лесными насаждениями, предназначенными для обеспечения защиты земель от негативного воздействия, водными объектами, а также зданиями, сооружениями, используемыми для производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной продукции.

Как видим из приведенного в данной статье перечисления, в составе земель сельскохозяйственного назначения пригодными и удобными для застройки поселками являются сельскохозяйственные угодья.

Согласно п. 1 ст. 79 ЗК РФ сельскохозяйственные угодья – пашни, сенокосы, пастбища, залежи, земли, занятые многолетними насаждениями (садами, виноградниками и другими), – в составе земель сельскохозяйственного назначения имеют приоритет в использовании и подлежат особой охране. Статьей 7 Федерального закона от 21 декабря 2004 г. № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» установлено, что перевод земель сельскохозяйственных угодий или земельных участков в составе таких земель из земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию допускается в исключительных случаях, предусмотренных данной статьей, в частности, в связи с установлением или изменением черты населенных пунктов.

Статьей 37 ГрК РФ предусмотрено, что применительно к каждой территориальной зоне устанавливаются виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства. Изменение одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования осуществляется в соответствии с градостроительным регламентом при условии соблюдения требований технических регламентов.

В соответствии с ч. 5 ст. 37 ГрК РФ решения об изменении одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства, расположенных на землях, на которые действие градостроительных регламентов не распространяется или для которых градостроительные регламенты не устанавливаются, на другой вид такого использования принимаются в соответствии с федеральными законами.

Градостроительным регламентом определяется правовой режим земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе их застройки и последующей эксплуатации объектов капитального строительства. В силу ч. 6 ст. 36 ГрК РФ градостроительные регламенты не устанавливаются для сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения.

Из системного толкования ч. 6 ст. 36 ГрК РФ и ч. 5 ст. 37 ГрК РФ следует, что решения об изменении вида разрешенного использования земельных участков из сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения должны приниматься в соответствии с федеральными законами. Но в настоящее время такие федеральные законы отсутствуют, поэтому изменение разрешенного использования земельных участков из сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения на данный момент невозможно в силу закона.

Следует отметить, что противоположное мнение по данному вопросу ранее неоднократно высказывало Минэкономразвития РФ. Так, в письме от 08 апреля 2010 г. № Д23-1219 «Об изменении вида разрешенного использования земельного участка» ведомство разъяснило, что «…до принятия правил землепользования и застройки, но не позднее 1 января 2012 года, изменение разрешенного использования земельного участка, на которого градостроительные регламенты не распространяются, осуществляется решением органа местного самоуправления с учетом публичных слушаний». Далее в этом же письме Минэкономразвития РФ разъяснило, что «…собственник земельного участка, не являющийся членом дачного некоммерческого объединения граждан, вправе изменить вид разрешенного использования земельного участка «для крестьянского (фермерского) хозяйства» на вид разрешенного использования «для дачного строительства» на основании решения органа местного самоуправления с учетом публичных слушаний».

Точку в этом вопросе поставил Верховный Суд РФ. В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2013 года (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 4 июня 2014 г.) дано следующее разъяснение: «…изменение вида разрешенного использования для сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения возможно только после перевода этих земель или земельных участков в составе таких земель из земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию. Данный перевод допускается в исключительных случаях, перечисленных в ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 21 декабря 2004 г. N 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», в том числе связанных с установлением или изменением черты населенных пунктов. Особенности перевода земель сельскохозяйственного назначения в земли населенных пунктов путем включения земельного участка в границы населенного пункта либо исключения из границ населенного пункта предусмотрены ст. 4.1 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации»… Однако до перевода земель в другую категорию в действующем законодательстве отсутствуют основания для изменения вида разрешенного использования земель сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, а также земельных участков сельскохозяйственного назначения, предоставленных для ведения садоводства, огородничества и дачного строительства, крестьянского (фермерского) хозяйства и личного подсобного хозяйства гражданам и их объединениям» (ответ на Вопрос 5).

Изложенная Верховным Судом РФ правовая позиция применяется на практике нижестоящими судами. Например, Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда по одному из споров указала следующее: «Рузский городской прокурор обратился в суд с иском в интересах РФ в лице Федерального агентства водных ресурсов и неопределенного круга лиц к Главе сельского поселения Ивановское Рузского муниципального района МО, И., З. об аннулировании в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и Государственном кадастре недвижимости записи о виде разрешенного использования земельного участка с кадастровым номером 50:19:0030507:27, площадью 100 000 кв. м, категория земель — земли сельскохозяйственного назначения, принадлежащего на праве общей долевой собственности И. и З. — «для производства сельскохозяйственной продукции» и «для дачного строительства».
Требования мотивированы тем, что прокуратурой установлены нарушения при изменении вида разрешенного использования земельного участка с кадастровым номером 50:19:0030507:27.
Установлено, что главой сельского поселения Ивановское Рузского муниципального района < данные изъяты> издано постановление < данные изъяты> об изменении вида разрешенного использования земельного участка с кадастровым номером 50:19:0030507:27 площадью 100 000 кв. м с «для производства сельскохозяйственной продукции» на «для дачного строительства»…
Решением Рузского районного суда < данные изъяты> от < данные изъяты> исковые требования удовлетворены.
Не согласившись с постановленным судом решением, И., З. обжалуют его в апелляционном порядке.
Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда…
Из материалов дела следует, что главой сельского поселения Ивановское Рузского муниципального района < данные изъяты> < данные изъяты> издано постановление < данные изъяты> об изменении вида разрешенного использования земельного участка с кадастровым номером 50:19:0030507:27 площадью 100 000 кв. м, с «для производства сельскохозяйственной продукции» на «для дачного строительства».
Указанное постановление явилось основанием для внесения изменения в сведения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним и Государственный реестр недвижимости относительно земельного участка с кадастровым номером 50:19:0030507:27 площадью 100 000 кв. м, в части вида разрешенного использования «для производства сельскохозяйственной продукции» на «для дачного строительства».
Поскольку акт органа местного самоуправления, относительно изменения вида разрешенного использования спорного земельного участка, отменен, то внесенные на его основании сведения также подлежат изменению путем исключения из ЕГРП и ГКН сведений о виде разрешенного использования земельного участка «для дачного строительства» и внесении сведений о виде разрешенного использования «для производства сельскохозяйственной продукции»…
Кроме того, разрешая спор, суд на основании системного анализа приведенных выше норм права, верно указал, что изменение вида разрешенного использования до перевода земель в другую категорию земель сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, действующим законодательством не допускается».

По другому аналогичному делу Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда указала следующее: «Талдомский городской прокурор < данные изъяты> обратился в суд с иском к Ш., администрации Талдомского муниципального района МО, комитету по имуществу и земельным отношениям администрации < данные изъяты> о признании незаконным постановления, признании недействительными результатов межевания земельного участка, признании недействительным решения о разделе земельного участка, исключении записей из ЕГРП.
В обоснование иска указал, что в ходе проведенной Талдомской городской прокуратурой проверки исполнения законодательства в сфере оборота земель сельскохозяйственного назначения установлено, что постановлением главы Талдомского муниципального района < данные изъяты> < данные изъяты> от 14.01.2013 г. изменен вид разрешенного использования земельного участка общей площадью 70441 кв. м, с кадастровым номером 50:01:0010222:23, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование: для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, адрес (местонахождение) объекта: < данные изъяты>, д. Желдыбино, принадлежащего на праве собственности Ш., на вид разрешенного использования «для ведения дачного строительства»…
Решением Талдомского районного суда < данные изъяты> от 13.03.2015 г. признано незаконным постановление главы Талдомского муниципального района < данные изъяты> от < данные изъяты> < данные изъяты> «Об изменении вида разрешенного использования земельного участка».
Признаны недействительными результаты межевания земельного участка с кадастровым номером 50:01:0010222:23 площадью 70441 кв. м, расположенного по адресу: < данные изъяты>, д. Желдыбино, на 40 самостоятельных объектов недвижимости (40 земельных участков)…
Не соглашаясь с постановленным судом решением, в апелляционной жалобе Ш. просит решение отменить как незаконное и необоснованное.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения явившихся лиц, заключение прокурора, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения…
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что спорный земельный участок относится к сельскохозяйственным угодьям, указав, что независимо от наличия либо отсутствия публичных слушаний, по вопросу изменения вида разрешенного использования данного земельного участка, оснований для изменения вида разрешенного использования без изменения категории земель для сельскохозяйственных угодий не имеется.
Данные выводы суда первой инстанции являются правильными, соответствуют обстоятельствам дела и нормам материального права».

Подводя итог, скажу, что этой заметкой я вовсе не хочу пугать покупателей участков и коттеджей на размежеванных полях. Но все-таки люди вправе знать, какие есть «подводные камни» при покупке таких участков.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Органы государственной власти и органы местного самоуправления не вправе отменять свои правовые акты о предоставлении земельных участков с целью их изъятия

Статьей 39.2 ЗК РФ установлено, что предоставление земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления в пределах их компетенции в соответствии со статьями 9 – 11 ЗК РФ (далее также – уполномоченный орган). Но бывает на практике, что эти же уполномоченные органы в порядке так называемого самоконтроля отменяют свои решения о предоставлении земельных участков с целью их изъятия. С точки зрения действующего законодательства это совершенно незаконно, что я и хочу обсудить в этой заметке.

В соответствии со ст. 44 ЗК РФ право собственности на земельный участок прекращается при отчуждении собственником своего земельного участка другим лицам, отказе собственника от права собственности на земельный участок, по иным основаниям, предусмотренным гражданским и земельным законодательством.

Пунктом 1 ст. 46 ЗК РФ установлено, что аренда земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством.

Согласно п. 1 ст. 54 ЗК РФ принудительное прекращение права пожизненного наследуемого владения земельным участком, права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком по основаниям, указанным в подп. 1 п. 2 ст. 45 настоящего Кодекса, осуществляется на основании вступившего в законную силу судебного акта об изъятии земельного участка (при условии неустранения ненадлежащего использования земельного участка после назначения административного наказания), за исключением случаев, указанных в п. 2 настоящей статьи. Пунктом 2 статьи предусмотрено, что принудительное прекращение права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, предоставленным государственному или муниципальному учреждению, казенному предприятию (за исключением государственных академий наук, созданных такими академиями наук и (или) подведомственных им учреждений), по основаниям, указанным в подп. 1 п. 2 ст. 45 настоящего Кодекса, осуществляется по решению исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, предусмотренных ст. 39.2 настоящего Кодекса, об изъятии земельного участка (при условии неустранения ненадлежащего использования земельного участка).

Из приведенных норм видно, что ЗК РФ либо прямо говорит о необходимости наличия судебного акта об изъятии земельного участка, либо ссылается на основания и порядок прекращения прав, установленные гражданским и земельным законодательством (как правило, это судебный порядок). Однако прекращение прав на земельный участок в порядке отмены уполномоченным органом своего же решения о предоставлении земельного участка действующим законодательством не предусмотрено. Изъятие земельного участка таким путем противозаконно.

По одному из споров Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении от 18 ноября 2014 г. № 29-КГ14-3 указала следующее: «Управление муниципального имущества администрации г. Пензы обратилось в суд с иском к Мишиневу С.В. о расторжении договоров аренды земельных участков и возложении обязанности возвратить земельные участки. В обоснование требований истец указал, что ответчик по договорам аренды пользуется тремя земельными участками с кадастровыми номерами < ...>; < ...>; < ...>, расположенными в г. < ...>, в районе ул. < ...>, < ...>, с целевым назначением — для строительства. Постановлением администрации г. Пензы от 4 июля 2013 г. N 592 «в порядке самоконтроля» были отменены постановления 2012 года о выделении указанных выше земельных участков, на основании которых были заключены оспариваемые договоры аренды…
Решением Ленинского районного суда г. Пензы от 26 сентября 2013 г. в удовлетворении исковых требований о расторжении договоров аренды и возврате земельных участков отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 декабря 2013 г. решение суда первой инстанции отменено и постановлено новое решение, которым исковые требования удовлетворены, расторгнуты договоры аренды спорных земельных участков и на ответчика возложена обязанность возвратить их по акту приема-передачи истцу…
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе и возражениях на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 декабря 2013 г…
Единственным основанием для расторжения договоров аренды, указанным как истцом, так и судом апелляционной инстанции, является отмена «в порядке самоконтроля» органом местного самоуправления постановлений о предоставлении земельных участков в аренду, что по существу является расторжением договора по требованию одной из сторон.
Между тем такого основания расторжения договора аренды нормами гражданского либо земельного законодательства не предусмотрено
.
Статьи 29 и 30 Земельного кодекса Российской Федерации, на которые сослался суд апелляционной инстанции, регулируют вопросы предоставления земельных участков и находятся в главе V «Возникновение прав на землю». Основания и порядок прекращения прав на землю установлены нормами главы VII Земельного кодекса Российской Федерации, которые судом апелляционной инстанции не применялись. Кроме того, эта глава Земельного кодекса Российской Федерации не предусматривает указанных судом апелляционной инстанции оснований для расторжения договоров аренды земельных участков.
Вывод суда апелляционной инстанции о том, что сохранение договоров аренды нарушает публичный порядок и принцип правовой определенности является необоснованным. Публичный порядок, принципы правовой определенности и уважения собственности в данном случае нарушаются произвольным расторжением договоров аренды с изъятием законно предоставленных земельных участков, на которых находятся объекты капитального строительства. При этом право собственности на данные объекты строительства зарегистрировано надлежащим образом, а законность их возведения никем не оспорена».

По другому делу Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ в определении от 11 марта 2015 г. № 18-КГ14-206 указала следующее: «В соответствии со статьями 28, 34 Земельного кодекса Российской Федерации, статьей 28 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», статьей 50 Устава МО г. Краснодар гражданам… предоставлены в собственность бесплатно земельные участки для садоводства в Садоводческом некоммерческом товариществе « » в Центральном внутригородском округе г. Краснодара на основании распоряжений главы администрации Центрального внутригородского округа г. Краснодара от 3 марта 2008 года № 280-р, 281-р, 282-р, 309-р, 311-р, 310-р, 298-р, 285-р, 284-р,297-р, 293-р и от 5 марта 2008 года № 371-р и № 352-р.
На основании перечисленных постановлений органа местного самоуправления земельные участки поставлены на кадастровый учет и за указанными гражданами в установленном законом порядке зарегистрировано право собственности на соответствующие земельные участки, о чем сделана запись в ЕГРП и выданы свидетельства о государственной регистрации права от 6 марта 2009 года…
Постановлениями главы администрации Центрального внутригородского округа г. Краснодар от 14 декабря 2010 года № 203-р, 202-р, 204-р, 188-р, 186-р, 197-р, 211-р, 189-р, 215-р, 185-р, 192-р, 184-р, 210-р указанные выше постановления отменены, на Царанова И.Г. и Григорян В.Г. главой администрации возложена обязанность освободить принадлежащие им на праве собственности земельные участки, привести их в пригодное для дальнейшего использования состояние…
Основания и порядок прекращения прав на землю предусмотрены нормами главы VII Земельного кодекса Российской Федерации, которые не предоставляют органу местного самоуправления право отменить ранее принятый муниципальный правовой акт о предоставлении гражданам в собственность бесплатно земельных участков, право собственности на которые зарегистрировано в установленном законом порядке».

Таким образом, полномочия по самоконтролю в виде отмены или приостановления действия правового акта не могут распространяться на неограниченный период времени. Если такой правовой акт уже породил права на земельный участок, то отмена правового акта самим уполномоченным органом и изъятие на этом основании земельного участка без соответствующего судебного решения противоречит закону.

В этом случае уполномоченный орган не лишен возможности оспаривать в суде ненормативный акт, на основании которого возникли права на земельный участок, не подменяя собой судебные органы и не распространяя свои полномочия по самоконтролю на неограниченный срок.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович