Об установлении границ земельных участков с учетом зон для обслуживания и ремонта построек недобросовестных соседей

В одном из споров о границах судом было установлено, что после приобретения земельного участка ответчик по согласованию с соседом установил по границе своего участка забор из сетки-рабицы. Некоторое время спустя ответчик построил баню практически на границе участка, залил к ней бетонную отмостку так, что часть этой отмостки оказалась на участке истца, за забором, который ответчик сам установил. Когда возник конфликт ответчик снял сетку и срезал столбы забора. В суде истец просил установить смежную границу между земельными участками по сложившемуся порядку пользования в месте, где ранее проходил установленный ответчиком забор из сетки. Ответчик же просил установить границу между участками с отступом от бани на ширину отмостки для обслуживания бани. Районный суд в своем решении принял сторону ответчика.

В суде апелляционной инстанции судья-докладчик интересовался, имеется ли в настоящее время отмостка к бане ответчика, спрашивал истца, каким образом по его мнению ответчик сможет обслуживать стену бани, если граница будет установлена по варианту истца. В общем, было видно, что суд апелляционной инстанции акцентировал внимание на том, что баня имеется и ее нужно обслуживать. Решение районного суда было оставлено без изменения.

Думаю, многим знакома ситуация, когда хамоватый сосед возводит близко к границе участков какой-нибудь хозблок или баню, быстренько регистрирует право собственности и потом начинает претендовать на землю для обслуживания своей постройки. И, к сожалению, мало кого из судей интересует, насколько добросовестно действовал застройщик и следует ли вообще защищать его интерес в обслуживании постройки.

Что касается установления границ земельных участков в подобных ситуациях, то считаю, что тут нужно исходить из следующего. Независимо от того, насколько добросовестным был застройщик, граница между земельными участками должна устанавливаться в соответствии с законом, который регулирует спорные правоотношения. Так, согласно ч. 9 ст. 38 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Данная норма права не делает никаких оговорок об учете различных зон для обслуживания строений, и суд должен стремиться установить границы земельных участков в строгом соответствии с этой нормой.

По моему мнению, обсуждать вопрос об учете зон для обслуживания строений допустимо только, если невозможно определить точное местоположение границы в соответствии с правилами, закрепленными в ч. 9 ст. 38 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости». В таких случаях, я считаю, необходимо исследовать обстоятельства добросовестности застройщика, претендующего на зону для обслуживания своей постройки. Здесь, мне представляется, применимы нормы гражданского законодательства о добросовестности участников правоотношений.

В соответствии с п.п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Согласно п.п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

В силу приведенных норм ГК РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, при оценке действий застройщика, требующего выделить зону для обслуживания его постройки, следует исходить из того, учитывал ли он сам права и законные интересы соседа при возведении постройки и не извлечет ли он преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Возможность применения норм гражданского законодательства о добросовестности к спорам о границах земельных участков подтверждается судебной практикой Верховного Суда РФ. Например, в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 августа 2015 г. № 4-КГ15-36 указано следующее: «Судом первой инстанции было установлено, что границы земельных участков согласовывались землепользователями смежных участков, в том числе истицей, споры относительно границ отсутствовали (т. 1 л.д. 178, т. 2 л.д. 117).
Суд апелляционной инстанции данные обстоятельства не опроверг, однако при разрешении спора применительно к принципу добросовестности не учел.
При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (пункт 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно статье 10 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
По смыслу указанных выше норм при оценке добросовестности действий сторон, в том числе согласовавших границы земельных участков, следует исходить из поведения, ожидаемого впоследствии от данных участников гражданского оборота».

Как известно, безнаказанность порождает вседозволенность. Поэтому пока суды будут потворствовать недобросовестным застройщикам, как в описанном мной случае, ситуация с возведением построек прямо на границах участков вряд ли изменится в лучшую сторону. Но мириться с этим не следует и, надеюсь, приведенные мной аргументы кому-нибудь да помогут на практике.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О доказательствах в спорах о границах между земельными участками граждан и землями лесного фонда

Статьей 7 Лесного кодекса Российской Федерации (далее – ЛК РФ) установлено, что лесным участком является земельный участок, который расположен в границах лесничеств, лесопарков и образован в соответствии с требованиями земельного законодательства и настоящего Кодекса. Лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности (ч. 1 ст. 8 ЛК РФ).

Практика показывает, что спорить о границах земельных участков граждан, смежных с землями лесного фонда, в судах общей юрисдикции очень непросто. Но поскольку такие споры есть и будут возникать, то нелишним будет сказать несколько слов о том, чем доказывать местоположение границ земельных участков и земель лесного фонда.

Согласно ст. 68 ЛК РФ проектирование лесничеств и лесопарков, проектирование эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, а также особо защитных участков лесов, закрепление на местности местоположения границ лесничеств, лесопарков, эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, особо защитных участков лесов и лесных участков осуществляется в рамках лесоустройства.

Приказом Федерального агентства лесного хозяйства от 12 декабря 2011 г. № 516 утверждена Лесоустроительная инструкция, которая устанавливает правила проведения лесоустройства, содержащие требования к составу, методам, способам и точности выполнения лесоустроительных работ. В соответствии с данной инструкцией по результатам проектирования лесных участков составляются, в частности, тематические лесные карты проектируемых лесных участков. По результатам таксации лесов составляются таксационные описания и картографические материалы по лесным участкам, участковым лесничествам и лесничествам (лесопаркам). Таксационные описания лесотаксационных выделов должны иметь картографическое сопровождение в виде лесоустроительных планшетов, планов лесонасаждений.

Аналогичные правила содержались и в ранее действовавшей Лесоустроительной инструкции, утвержденной приказом Минприроды России от 06 февраля 2008 г. № 31.

В приложении к письму от 16 сентября 2014 г. № ВЛ-03-54/11079 «О защите прав и законных интересов Российской Федерации на земли лесного фонда» Федеральное агентство лесного хозяйства разъяснило следующее: «Границы земель лесного фонда лесных участков, их площадь, иные количественные и качественные характеристики, целевое назначение и вид разрешенного использования определяются в лесоустроительной проектной документации (части 1, 3 статьи 6, статьи 7, 67 — 69 Лесного кодекса Российской Федерации).
Таким образом, отнесение земельного участка к землям лесного фонда осуществляется на основе разработанной в отношении такого участка лесоустроительной проектной документации, которая подтверждает фактическое использование данного участка для ведения лесного хозяйства (постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11 апреля 2014 года по делам N N А82-6386/2008, А82-9044/2013, А82-9047/2013, А82-9048/2013, от 14 апреля 2014 года по делу N А82-9045/2013, от 15 апреля 2014 года по делу N А82-9046/2013).
Документированная информация о составе земель лесного фонда, о лесных участках, о количественных, качественных, об экономических характеристиках лесов и лесных ресурсов содержится в государственном лесном реестре (часть 2 статьи 91 Лесного кодекса Российской Федерации). При этом в соответствии с требованиями приказа Минприроды России от 11 ноября 2013 года N 496 «Об утверждении Перечня, форм и порядка подготовки документов, на основании которых осуществляется внесение документированной информации в государственный лесной реестр и ее изменение» основанием для внесения документированной информации в государственный лесной реестр являются материалы лесоустройства.
Учитывая изложенное, доказательствами, подтверждающими отнесение спорного земельного участка к землям лесного фонда, помимо свидетельства о государственной регистрации права собственности Российской Федерации, является информация из государственного лесного реестра в виде надлежаще заверенных выписок из таксационных описаний, копий лесоустроительных планшетов, планов лесных насаждений, карт-схем лесничеств, являющихся первичными источниками информации об отнесении земельного участка к лесному фонду».

В одном из споров Президиум Московского областного суда в постановлении от 19 февраля 2014 г. по делу № 44г-47/14 указал, что «…в силу требований статьи 91 Лесного кодекса Российской Федерации, раздела 10 Лесоустроительной инструкции, утв. Приказом Рослесхоза от 12.12.2011 г. N 516, Приказа Рослесхоза от 15 февраля 2012 года N 54 «Об утверждении форм ведения государственного лесного реестра» именно карты-схемы, лесоустроительные планшеты и таксационные описания лесотаксационных выделов являются основанием для внесения документированной информации в государственный лесной реестр и ее изменений.
Следовательно, представленная истцом лесоустроительная документация является допустимым доказательством, отражающим достоверные сведения о местоположении границ квартала 73 выдела 10 Стремиловского участкового лесничества. Однако данные доказательства были необоснованно отвергнуты судом в качестве, что противоречит требованиям ст. 67 ГПК РФ.
Кроме того, если для правильного разрешения спора и установления факта наложения границ земельного участка ответчика на земли лесного фонда требовались специальные познания в области землеустройства, то суд, делая вывод о недоказанности заявленных требований, в нарушение ст. 79 ГПК РФ землеустроительную экспертизу по делу не назначил и не разъяснил сторонам последствия уклонения от ее проведения».

В другом деле Президиум Московского областного суда в постановлении от 23 сентября 2015 г. № 452 указал, что «…доказательствами, подтверждающими отнесение спорного земельного участка к землям лесного фонда, помимо свидетельства о государственной регистрации права собственности Российской Федерации, является информация из государственного лесного реестра в виде надлежаще заверенных выписок из таксационных описаний, копий лесоустроительных планшетов, планов лесных насаждений, карт-схем лесничеств, являющихся первичными источниками информации об отнесении земельного участка к лесному фонду».

Как видим, на практике Президиум Московского областного суда разделяет позицию Федерального агентства лесного хозяйства, которое дало свои разъяснения в защиту прав и законных интересов Российской Федерации на земли лесного фонда. Учитывая сказанное, важными доказательствами в спорах об установлении границ между земельными участками граждан и землями лесного фонда являются документы, подготовленные в ходе лесоустройства, в особенности картографические материалы: копии лесоустроительных планшетов, планов лесных насаждений, карт-схем лесничеств. Поэтому необходимо истребование таких документов для последующего исследования их в рамках судебной землеустроительной экспертизы, которая, исходя из существа спора, обязательна практически по каждому делу.

Вместе с тем, мне представляется, что значение материалов лесоустройства, как доказательств по делу несколько переоценено. Думаю, одни лишь материалы лесоустройства не всегда являются достаточными и достоверными доказательствами отнесения конкретного земельного участка к землям лесного фонда. Ведь проведением лесоустройства занимаются организации, которые по сути заинтересованы во включении земельных массивов в состав земель лесного фонда. Кроме того, картографические материалы лесоустройства имеют довольно мелкий масштаб и по ним далеко не всегда можно установить точное местоположение границ земель лесного фонда.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. В связи с этим документы, подготовленные в ходе лесоустройства, не могут иметь преимущества и должны оцениваться судом в совокупности с другими представленными в дело доказательствами.

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Если при межевании земельных участков граница между ними проходила по забору, споров по которому не имелось, то координаты характерных точек границы должны были определяться по этому забору. В противном случае имеется кадастровая ошибка

В одном из городских судов Владимирской области рассматривалось дело по иску об устранении препятствий в пользовании земельным участком, возложении обязанности перенести забор и по встречному иску об исправлении кадастровой ошибки в описании местоположения границ земельных участков. Суд удовлетворил первоначальный иск и отказал в удовлетворении встречного иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда, в заседании которой я принимал участие, оставила решение городского суда без изменения. При этом апелляционная инстанция указала, в частности, следующее: «Доводы апелляционной жалобы о том, что смежная граница должна соответствовать местоположению забора из сетки «рабица» от т.10 до т.12, т.17, т.16, которое было согласовано в **** году, являются необоснованными, поскольку границы земельного участка Я. были установлены в соответствии с действующим на тот момент законодательством на основании данных землеустроительного дела. При этом, при межевании согласовывались границы земельного участка, отраженные в схеме, являющейся приложением к акту согласования границ земельного участка, а не местоположение существовавшего на тот момент забора.
К. не представлено доказательств, достоверно подтверждающих тот факт, что граница смежных земельных участков проходит по забору из сетки «рабица», а координаты, указанные в землеустроительном деле, на основании которого были занесены сведения в ГКН о границе, являются ошибочно указанными».

Следует отметить, что в материалах дела были зафиксированы объяснения представителя истца, который в суде первой инстанции пояснял, что «Имеется забор из сетки рабицы, расположенный по задней части участка. Этот забор стоит давно и никто по этой границе не спорил. Межевание проводила истица и брала за основу этот забор…». Однако позже истец и его представитель, видимо, поняли свою ошибку и стали пояснять, что при межевании земельного участка истца спорная граница согласовывалась с правопредшественником ответчика вовсе не по существующему забору из сетки, а так как она отражена в схеме, приложенной к акту согласования границ.

По новой позиции истца в качестве границы была согласована некая линия, указанная в схеме и не обозначенная на местности забором. Такую позицию восприняли суды, что было выражено в апелляционном определении в словах: «При этом, при межевании согласовывались границы земельного участка, отраженные в схеме, являющейся приложением к акту согласования границ земельного участка, а не местоположение существовавшего на тот момент забора».

В настоящей статье хочу высказать свое мнение на этот счет и постараюсь показать необоснованность доводов судов обеих инстанций. Вопрос мне кажется актуальным по той причине, что обычно правообладатели земельных участков не являются специалистами в землеустройстве и не могут доподлинно проверить, где по координатам проходит та граница, за которую они расписываются в акте согласования границ.

До 17 мая 2008 г. по Федеральному закону от 18 июня 2001 г. № 78-ФЗ «О землеустройстве» земельные участки считались объектами землеустройства и к работам по их межеванию применялись Методические рекомендации по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденные Росземкадастром 17 февраля 2003 г. (далее – Методические рекомендации).

В соответствии с п. 3 указанных Методических рекомендаций межевание объектов землеустройства представляет собой работы по установлению на местности границ муниципальных образований и других административно-территориальных образований, границ земельных участков с закреплением таких границ межевыми знаками и определению их координат.

Согласно п. 6 Методических рекомендаций межевание объекта землеустройства включает в себя, в частности, определение границ объекта землеустройства на местности, их согласование и закрепление межевыми знаками, определение координат межевых знаков.

Пунктом 14.6 Методических рекомендаций предусмотрено, что согласованные границы объекта землеустройства закрепляются межевыми знаками, фиксирующими на местности местоположение поворотных точек границ объекта землеустройства.

Из Методических рекомендаций однозначно следует, что на местности границы земельных участков должны были закрепляться межевыми знаками и должны были определяться координаты этих межевых знаков для внесения в государственный земельный кадастр.

Бывает, что правообладатели земельных участков решают согласовать и установить границу не по забору, который проходит между участками. Но в таком случае, исходя из Методических рекомендаций, граница, проходящая не по забору, должна была закрепляться своими межевыми знаками. И по логике, после такого согласования местоположения границы правообладатели участков должны были перенести забор на ту границу, которую они согласовали.

В противном случае, если отсутствуют межевые знаки, закрепляющие границу, если забор между участками так и остался на своем месте, нужно считать, что стороны согласовывали местоположение границы именно по забору.

В соответствии с ч. 9 ст. 38 ныне действующего Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Для случаев, когда отсутствуют документы, определяющие местоположение границ (а таких на практике абсолютное большинство), в законе четко сказано, что границами земельного участка являются границы, которые существуют на местности пятнадцать и более лет и закреплены с помощью природных или искусственных объектов, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Норма ч. 9 ст. 38 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» конечно же не лишает правообладателей возможности согласовать местоположение границы между их земельными участками не по тем природным или искусственным объектам (например, забору), которые существуют на местности. Вместе с тем, мне представляется, по смыслу этой нормы, пока не доказано иное, следует считать, что стороны согласовывали местоположение границы между земельными участками, как указанно в законе, по существующим на местности природным или искусственным объектам, позволяющим определить местоположение границы.

Изложенное подтверждается материалами судебной практики по конкретным делам. Например, правильную, по моему мнению, позицию занял Президиум Московского областного суда в постановлении от 10 октября 2012 г. № 393 по делу № 44г-160/12. В этом документе указано следующее: «К.С. обратилась в суд с иском к Ф. и, с учетом уточнения заявленных требований, просила обязать ответчика перенести установленное им ограждение в соответствии с данными государственного кадастра недвижимости о границах и местоположении принадлежащего ему земельного участка с кадастровым номером 50:14:07035:79, расположенного по адресу: < ...>, ссылаясь на то, что местоположение ограждения не соответствует местоположению границы его земельного участка, в результате чего часть принадлежащих ей земельных участков находится в незаконном владении ответчика.
Ф. обратился с иском к К.С., МП ЩР «Кадастровое производство» о признании недействительными актов согласования границ, землеустроительных дел, разработанных МП ЩР «Кадастровое производство» на принадлежащие К.С. земельные участки с кадастровыми номерами 50:14:070351:0032 площадью 1648 кв. м, 50:14:070351:0033 площадью 2045 кв. м, 50:14:070351:0034 1786 кв. м, исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о границах земельных участков в части, не соответствующей фактическим границам, ссылаясь на фальсификацию документов при проведении процедуры межевания и наличие кадастровой ошибки.
Разрешая возникший спор и отказывая Ф. в удовлетворении требований об исправлении кадастровой ошибки, судебные инстанции исходили из того, что в ходе судебного разбирательства не подтверждено наличие ошибки в определении координат точек спорной границы в документе «Описание земельных участков», на основании которого осуществлен государственный кадастровый учет земельного участка, принадлежащего Ф., т.к. согласуя границы своего земельного участка при проведении кадастровых работ в 2008 г., Ф. подтвердил правильность их местоположения.
Поскольку на настоящий момент углы спорного ограждения не соответствуют местоположению смежной границы по данным ГКН и находятся на поверхности земли, принадлежащей К.С., суд пришел к выводу о нарушении Ф. прав и законных интересов К.С. и удовлетворил заявленные ею требования о сносе самовольно возведенного ограждения.
С такими выводами судебных инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.
По смыслу положений п. п. 1 и 4 статьи 28 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости», воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка, допущенная лицом, выполнявшим работы по территориальному землеустройству, в отношении местоположения границы (координат характерных точек границы) земельного участка, является кадастровой ошибкой и в случае возникновения спора о правильности описания границ основанием для внесения необходимых изменений в сведения ГКН о местоположении земельного участка будет являться решение суда об установлении границ участка в конкретных координатах.
В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в 2006 году межевание принадлежащих К.С. участков проведено по фактически сложившемуся землепользованию, т.е. по границе существующего забора. В качестве межевых знаков указаны углы ограждения смежного участка Ф. Факт переноса им забора после проведенного в 2006 году межевания судом не установлен, таких доказательств К.С. не представлено. Однако по сведениям ГКН смежная граница проходит на расстоянии более 1 м от существующего забора, что подтверждается заключением проведенной по делу землеустроительной экспертизы.
Несоответствие данных кадастрового учета фактическому местоположению смежной границы свидетельствует о допущенной кадастровыми инженерами ошибке в описании координат местоположения смежной границы, т.е. о наличии кадастровой ошибки.
Доводы судебных инстанций о том, что при проведении в 2008 году кадастровых работ принадлежащего ему участка Ф. подтвердил правильность местоположения его границ, являются несостоятельными, поскольку установлено, что при межевании участка Ф. использовались данные ГКН по смежным с ним участкам. Граница, смежная с участками К.С., была обозначена межевыми знаками по углам существующего ограждения (забора), который Ф. и считал правильной границей, в связи с чем у него отсутствовали возражения относительно правильности ее местоположения. То обстоятельство, что описание координат характерных точек спорной смежной границы не соответствует ее фактическому местоположению было выявлено позднее, после постановки им участка на кадастровый учет».

Таким образом, если на момент межевания (кадастровых работ) фактическая смежная граница земельных участков была обозначена на местности, например, забором, споров о местоположении этого забора не имелось, то при отсутствии достаточных доказательств обратного нужно исходить из того, что стороны согласовывали границу по этому забору. Соответственно в государственный кадастр недвижимости должны были вноситься координаты характерных точек такого забора, а не какой-то иной линии, не обозначенной на местности. А несоответствие данных кадастрового учета фактическому местоположению забора свидетельствует об ошибке в определении координат характерных точек смежной границы.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Собственнику не может быть отказано в иске об установлении границ земельного участка

В редакции по состоянию на 6 марта 2018 г.

В практике есть случаи, когда без достаточных оснований суды отказывают собственнику в установлении границ его земельного участка. Выскажу свое мнение на этот счет.

Пунктом 3 ст. 6 ЗК РФ установлено, что земельный участок как объект права собственности и иных предусмотренных настоящим Кодексом прав на землю является недвижимой вещью, которая представляет собой часть земной поверхности и имеет характеристики, позволяющие определить ее в качестве индивидуально определенной вещи.

Одной из указанных характеристик является местоположение границ земельного участка, которое устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ.

Исходя из приведенного выше определения земельного участка, без границ не существует самого участка как индивидуально определенной вещи и как объекта прав.

Согласно п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» к искам о правах на недвижимое имущество относится, в частности, иск об установлении границ земельного участка.

Другими словами, собственник имеет безусловное право на установление границ земельного участка с целью его индивидуализации как объекта недвижимости.

Этот вывод подтверждается материалами сложившейся по данному вопросу судебной практики. Например, в определении Верховного Суда РФ от 20 июня 2017 г. № 38-КГ17-5 по спору об установлении местоположения границы земельного участка указано следующее: «Судами установлено и из материалов дела усматривается, что между сторонами, являющимися собственниками смежных земельных участков, возник спор об установлении границы земельного участка при согласовании ее местоположения в процессе подготовки межевого плана по исправлению кадастровой ошибки, что послужило причиной обращения… в суд с указанным иском.
Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении указанных исковых требований, оставил возникший между сторонами спор фактически неразрешенным, тем самым нарушив положения статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Суд не учел, что спор подлежал разрешению в любом случае, поскольку оснований для отказа в удовлетворении требования об установлении границы земельного участка не имелось. При этом суд не был связан доводами сторон о конкретных вариантах местоположения границ земельных участков и мог по своему усмотрению определить местоположение спорной границы, руководствуясь законом, подлежащим применению, и учитывая заслуживающие внимания интересы собственников смежных земельных участков».

Другой пример. В определении Верховного Суда РФ от 9 января 2018 г. № 77-КГ17-38 по делу об установлении границ земельного участка в соответствии с данными межевого плана разъяснено следующее: «В силу пункта 1 статьи 64 Земельного кодекса Российской Федерации земельные споры рассматриваются в судебном порядке. В частности, к таким спорам относятся споры смежных землепользователей о границах земельного участка.
Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований об установлении границ земельного участка, оставили возникший между сторонами спор фактически неразрешенным, тем самым нарушив положения статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

Таким образом, суд не вправе отказывать в установлении границ земельного участка по одним лишь формальным основаниям, а должен стремиться разрешить спорную ситуацию по существу и установить границы участка, пусть даже не в тех координатах характерных точек, на которых настаивает истец. Для этого нужно, в частности, максимально использовать возможности судебной землеустроительной экспертизы по определению местоположения границ спорного участка. При разрешении спора суд не связан доводами сторон о целесообразности избрания того или иного варианта установления границ.

Правда, не все так однозначно в этом вопросе. В силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Согласно ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Бывают ситуации, когда из-за отсутствия доказательств суду ничего не остается как отказать в иске.

Например, истец может возражать против назначения землеустроительной экспертизы для определения местоположения границ его участка. В таком случае суд будет лишен возможности разрешить требование истца об установлении границ земельного участка и отказ в иске будет неблагоприятным следствием поведения самого истца.

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Какие обстоятельства доказывать по делам об установлении границ земельных участков?

В редакции по состоянию на 18 мая 2017 г.

Коротко о том, что нужно доказывать в суде по иску об установлении (определении) границ земельного участка.

В теории гражданского процесса принято считать, что предмет доказывания составляют факты материально-правового характера, подтверждающие обоснованность требований и возражений сторон и имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (М.К. Треушников и др.). Эти обстоятельства определяются на основании норм материального права, которые регулируют возникшее спорное правоотношение.

Для целей установления границ земельных участков такие нормы предусмотрены в ч. 10 ст. 22 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ (редакция от 03 июля 2016 г.) «О государственной регистрации недвижимости», согласно которой при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа исходя из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае отсутствия в документах сведений о местоположении границ земельного участка их местоположение определяется в соответствии с утвержденным в установленном законодательством о градостроительной деятельности порядке проектом межевания территории. При отсутствии в утвержденном проекте межевания территории сведений о таком земельном участке его границами являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Из приведенных норм следует, что при установлении границ земельного участка подлежат изучению следующие обстоятельства:

— наличие или отсутствие сведений о местоположении границ в документе, подтверждающем право на земельный участок;

— наличие или отсутствие документов, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании;

— наличие или отсутствие утвержденного в установленном порядке проекта межевания территории и наличие или отсутствие в нем сведений о местоположении границ земельного участка;

— наличие или отсутствие на местности фактических границ земельного участка;

— закрепление фактических границ участка с использованием природных или искусственных объектов (овраги, реки, ручьи, каналы, лесополосы, дороги, дорожные сооружения, заборы, изгороди, стены зданий, многолетние насаждения, трубопроводы и другие природные или искусственные объекты);

— факт существования на местности границ участка в течение пятнадцати и более лет. Справедливости ради надо сказать, что данное обстоятельство редко удается доказать с достоверностью. И на практике указание закона на пятнадцать и более лет применяется весьма условно.

Для установления последнего обстоятельства исследуются документы, хранящиеся в государственном фонде данных, полученных в результате проведения землеустройства (землеустроительные и межевые дела), генеральные планы (планы застройки) территорий садоводческих, огородных и дачных объединений граждан, ситуационные планы из бюро технической инвентаризации, топографические съемки и иные планово-картографические материалы, отражающие ранее существовавшие фактические границы.

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О результатах межевания 2000-х годов, восстановлении границ земельных участков и приведении их в соответствие с границами, установленными в государственном кадастре недвижимости по результатам межевания 2000-х годов.

Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2010 – 2013 год (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 02 июля 2014 г.) указал, что обобщение судебной практики показало, что в случае, если границы участка истца или ответчика определены в ГКН по результатам межевания (кадастровых работ) и требований о признании данных работ недействительными не заявлено, суды при разрешении спора руководствовались указанными границами. Доказательством нарушения прав истца в данном случае является несовпадение фактических границ его земельного участка с границами, установленными в ГКН по результатам кадастровых работ. В таких случаях суды независимо от длительности существования фактических границ принимают решения об их приведении в соответствие с результатами кадастровых работ.

Все было бы правильно и хорошо, если бы землеустроители и кадастровые инженеры никогда не допускали ошибок при межевании и определении местоположения границ земельных участков. Особенно это касается результатов межевания начала и середины 2000-х годов.

В этой статье хочу обратить внимание собственников земельных участков, прошедших межевание в 2000-х годах, на следующий момент. Если сосед перенес забор по смежной границе и захватил Ваш земельный участок, то перед тем как заявлять к нему иск о восстановлении границы между участками проверьте, правильно ли описаны границы Вашего участка в государственном кадастре недвижимости. Нередко бывает, что ушлый сосед начинает переносить забор в Вашу сторону именно потому, что узнает о смещении кадастровых границ участков относительно их фактических границ.

Для проверки необходимо получить в кадастровой палате актуальную кадастровую выписку на земельный участок с координатами характерных точек границ, вызвать кадастрового инженера, чтобы он вынес в натуру границы Вашего участка и попросить его составить план наложения кадастровых и фактических границ земельного участка.

Указанный план, во-первых, будет одним из доказательств нарушения соседом границы Вашего земельного участка и, во-вторых, покажет, какое описание границ участка внесено в государственный кадастр недвижимости, и нет ли в нем ошибок. По результатам Вы будете определяться, какой иск подавать в суд – иск о восстановлении нарушенной фактической границы Вашего земельного участка и приведении ее в соответствие с данными государственного кадастра недвижимости или иск об исправлении ошибки в описании границ земельного участка (кадастровой ошибки) и одновременно о восстановлении фактической смежной границы земельных участков на прежнем месте.

Мой опыт показывает, что примерно в 7 – 8 случаях из 10 результаты межевания земельных участков, выполненного в 2000-х годах, содержат ошибки в определении координат характерных точек границ участков (так называемые ошибки в местоположении границ ранее учтенных земельных участков и кадастровые ошибки). Наиболее типичные примеры – это смещение и разворот кадастровых границ земельных участков относительно их фактических границ по всему периметру.

Если Вы подадите в суд иск к соседу о восстановлении смежной границы земельных участков и приведении ее в соответствие с данными государственного кадастра недвижимости и в результате проведенной по делу судебной экспертизы выяснится наличие ошибки в описании границ Вашего земельного участка (кадастровой ошибки), то Вы попадете в очень неприятную ситуацию. Требовать восстановления границы в соответствии с ошибочными данными государственного кадастра недвижимости будет неправильно и, скорее всего, нецелесообразно.

Вместе с тем в этом же судебном деле Вы не сможете уточнить свои первоначальные исковые требования и попросить суд об исправлении ошибки в описании границ земельного участка (кадастровой ошибки) вместо просьбы о восстановлении нарушенной границы земельного участка в соответствии с данными государственного кадастра недвижимости. Иными словами, Вы не сможете заменить один иск другим. Эти два иска имеют разные предмет (формулировка искового требования) и основание (фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования). А закон допускает возможность изменить либо основание, либо предмет иска, но не одновременно то и другое (ст. 39 ГПК РФ).

Как видите, чтобы не попасть впросак перед тем как заявлять к соседу иск о восстановлении границы между земельными участками по данным государственного кадастра недвижимости лучше проверить, правильно ли описаны границы Вашего участка в этом самом государственном кадастре недвижимости.

С уважением,

адвокат Маковеев Сергей Иванович
тел. +7 906 074 76 14

Кто первый встал, того и тапки. Всегда ли правы соседи, которые раньше сделали межевание?

В редакции по состоянию на 17 января 2018 г.

Нередко приходится слышать утверждение, что в споре о границах прав будет тот сосед, который раньше сделал межевание и поставил на кадастровый учет границы своего земельного участка.

На самом деле это утверждение верно лишь отчасти. Оно работает, когда не получается доказать несоответствие границ участка, определенных по результату кадастровых работ, границам, указанным в правоустанавливающих документах (хотя на практике такие документы встречаются редко), или фактическим границам, которые существовали на момент проведения этих кадастровых работ. Другими словами, когда нет достоверных и достаточных доказательств того, что местоположение границ при проведении кадастровых работ определено с ошибками.

А вообще в судебной практике уже сформировалась позиция, согласно которой собственник земельного участка с границами, учтенными в Едином государственном реестре недвижимости, не должен иметь преимуществ в защите своих прав.

Так, в п. 1 кассационной практики Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2015 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 17 июня 2015 г.) разъяснено, что «…непроведение процедуры межевания участка истца не может служить основанием к отказу в защите нарушенного права, поскольку действующее законодательство не содержит приоритета в защите прав собственника земельного участка, границы которого определены на местности, перед собственником земельного участка, учтенного в кадастре без определения границ».

В постановлении Президиума Московского областного суда от 30 марта 2016 г. № 114 по делу об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, демонтаже забора сказано, что «…нарушенные права и законные интересы, как законных владельцев земельных участков, границы которых установлены и внесены в кадастр, так и законных владельцев земельных участков границы, которых не установлены в соответствии с действующим законодательством, но являются ранее учтенными, подлежат равной судебной защите».

Аналогично Верховный Суд РФ в определении от 20 октября 2015 г. № 14-КГ15-7 по делу об устранении препятствий в пользовании земельным участком, об обязании перенести заборное ограждение разъяснил, что «…земельные участки, кадастровый учет которых был проведен до вступления в силу указанного Федерального закона, и земельные участки, кадастровый учет которых не проводился, но на которые право собственности зарегистрировано, считаются учтенными, а их границы считаются определенными в соответствии с требованиями действовавшего на момент их образования законодательства.
Вместе с тем неустановление границ земельных участков в соответствии с действующим законодательством не является препятствием для защиты их собственниками своих прав посредством предъявления иска об устранении препятствий в пользовании земельными участками».

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Об оспаривании схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории

При межевании земельных участков нередко выявляется пересечение их границ с границами земельных участков, образованных администрацией и переданных в аренду либо проданных физическим или юридическим лицам. Границы таких земельных участков определялись в соответствии с утвержденной администрацией схемой расположения земельного участка на кадастровом плане территории. К сожалению, на практике при подготовке схемы расположения земельного участка и в дальнейшем при выполнении в отношении этого земельного участка кадастровых работ не всегда учитывается местоположение границ смежных земельных участков. Это приводит к пересечениям границ и судебным спорам.

Если Вы столкнулись с такой ситуацией, то необходимо учитывать следующее. Сама по себе схема расположения земельного участка или земельных участков на кадастровом плане территории не относится к правоустанавливающим документам. Поэтому в судебной практике обычно считается, что схема расположения формируемого земельного участка не является актом органа местного самоуправления, нарушающим земельные права.

В соответствии со ст. 11.10 ЗК РФ (в новой редакции) схема расположения земельного участка или земельных участков на кадастровом плане территории представляет собой изображение границ образуемого земельного участка или образуемых земельных участков на кадастровом плане территории. В схеме расположения земельного участка указывается площадь каждого образуемого земельного участка и в случае, если предусматривается образование двух и более земельных участков, указываются их условные номера.

Подготовка схемы расположения земельного участка осуществляется с учетом утвержденных документов территориального планирования, правил землепользования и застройки, проекта планировки территории, землеустроительной документации, положения об особо охраняемой природной территории, наличия зон с особыми условиями использования территории, земельных участков общего пользования, территорий общего пользования, красных линий, местоположения границ земельных участков, местоположения зданий, сооружений (в том числе размещение которых предусмотрено государственными программами Российской Федерации, государственными программами субъекта Российской Федерации, адресными инвестиционными программами), объектов незавершенного строительства.

Схема расположения земельного участка утверждается решением исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, уполномоченных на распоряжение находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, если иное не предусмотрено ЗК РФ.

Из сказанного следует, что документом, нарушающим права смежного землепользователя, при пересечении границ будет решение исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления об утверждении схемы расположения земельного участка. В связи с этим в суде необходимо оспаривать не только схему расположения земельного участка, но и решение (постановление) администрации об утверждении этой схемы.

Показателен в этом случае такой пример. Прокурор г. Дубны обратился в суд с иском в интересах муниципального образования «Городской округ Дубна Московской области» к Администрации г. Дубны Московской области о признании незаконной схемы расположения формируемого земельного участка размером 399 кв.м. на кадастровой карте. Определением суда производство по делу было прекращено.

По данному делу Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда указала следующее: «…прокурором оспаривается не правоустанавливающий документ, а схема расположения формируемого земельного участка… Прекращая производство по делу, суд правильно указал на то, что оспариваемая Прокурором схема расположения формируемого земельного участка, актом органа местного самоуправления, нарушающим земельные права, не является, поскольку сама по себе схема участка не является правоустанавливающим документом. Само Постановление главы Администрации г. Дубны, которым данная схема утверждена, не оспорено, спорный земельный участок внесен в государственный кадастр недвижимости. При таких обстоятельствах с учетом требований п. 1, ч. 1 ст. 134 суд правомерно прекратил производство по делу».

С уважением,

адвокат Маковеев Сергей Иванович
тел. +7 906 074 76 14

Увеличение площади земельного участка по «дачной амнистии»

В редакции по состоянию на 30 мая 2017 г.

Расскажу о возможности через суд увеличить площадь земельного участка по «дачной амнистии» и о том, при каких условиях это можно сделать.

1. По результату кадастровых работ (межевания) площадь земельного участка может оказаться как меньше, так и больше указанной в документах на участок. Но так у нас повелось, что почти во всех случаях фактическая площадь участков оказывается больше, чем по документам.

В этой связи п. 32 ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ (редакция от 03 июля 2016 г.) «О государственной регистрации недвижимости» предусмотрено, что осуществление государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав приостанавливается по решению государственного регистратора прав в случае, если в результате государственного кадастрового учета в связи с уточнением сведений о площади земельного участка такая площадь, определенная с учетом установленных в соответствии с федеральным законом требований, будет больше площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в Едином государственном реестре недвижимости, на величину более чем предельный минимальный размер земельного участка, установленный в соответствии с федеральным законом для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования, или, если такой размер не установлен, на величину более чем десять процентов площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в Едином государственном реестре недвижимости.

До 2017 года аналогичная норма содержалась в п. 1 ч. 5 ст. 27 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости».

Между тем на практике граждане уже давно получают отказы в осуществлении кадастрового учета, если площадь земельного участка оказывается больше указанной в документах о собственности на величину более чем десять процентов. Такой отказ при определенных условиях можно обжаловать.

2. В п. 16 Обзора судебной практики по делам, связанным с оспариванием отказа в осуществлении кадастрового учета (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 30 ноября 2016 г.), имеется следующее разъяснение: «16. В результате кадастрового учета уточнения границ земельного участка увеличение его площади не должно превышать предельный минимальный размер земельного участка, а если он не установлен – десять процентов от указанной в государственном кадастре недвижимости площади этого земельного участка.
Ф. обратилась к кадастровому инженеру с целью подготовки межевого плана в связи с уточнением границ земельного участка в связи с отсутствием в государственном кадастре недвижимости сведений о координатах характерных точек границ участка, принадлежащего заявителю на праве собственности, расположенного в границах сельского поселения и имеющего вид разрешенного использования «для размещения жилого дома». Однако орган кадастрового учета отказал в кадастровом учете в связи с уточнением границ спорного земельного участка, указав, что площадь земельного участка, определенная при уточнении его границ, превышает площадь, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в государственном кадастре недвижимости, на величину более чем предельный минимальный размер земельного участка, установленный решением Совета депутатов «О предельных размерах земельных участков».
Ф. обратилась в районный суд с заявлением о признании незаконным указанного решения органа кадастрового учета.
В силу пункта 1 части 5 статьи 27 Закона о кадастре при кадастровом учете в связи с уточнением границ земельного участка орган кадастрового учета принимает решение об отказе в осуществлении данного кадастрового учета в случае, если в результате данного кадастрового учета площадь этого земельного участка, определенная с учетом установленных в соответствии с данным законом требований, будет больше площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в государственном кадастре недвижимости, на величину более чем предельный минимальный размер земельного участка, установленный в соответствии с федеральным законом для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования, или, если такой размер не установлен, на величину более чем десять процентов площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в государственном кадастре недвижимости.
Судом установлено, что на территории сельского поселения приняты и действуют правила землепользования и застройки, в соответствии с которыми предельный минимальный размер земельных участков с разрешенным использованием для размещения и использования жилого дома составляет 750 кв. м.
Удовлетворяя заявленные требования и признавая незаконным оспариваемое решение органа кадастрового учета, суд отметил, что превышение площади спорного земельного участка в связи с уточнением границ не выходит за указанные пределы и, соответственно, положения пункта 1 части 5 статьи 27 Закона о кадастре не нарушены».

Другой пример приведен в п. 17 названного обзора судебной практики, в котором указано следующее: «17. Отсутствие обоснования увеличения площади земельного участка не является основанием для отказа в осуществлении государственного кадастрового учета.
Г. обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения органа кадастрового учета об отказе в осуществлении государственного кадастрового учета изменений в сведениях об объекте недвижимости.
Судом установлено, что Г. является собственником земельного участка категории земель «земли населенных пунктов» с видом разрешенного использования «для индивидуального жилищного строительства».
В реестре объектов недвижимости содержатся сведения о данном земельном участке, как о ранее учтенном, а также о том, что границы данного участка не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства.
Согласно межевому плану и акту согласования местоположения границ земельного участка в результате проведения кадастровых работ по уточнению местоположения границ его площадь увеличилась.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции указал на то, что в представленных заявителем документах отсутствует исчерпывающее обоснование увеличения площади земельного участка.
При этом суд также отметил, что новая площадь земельного участка Г. превышает величину более чем десять процентов площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в государственном кадастре недвижимости. Соответственно, отказ органа кадастрового учета отвечает требованиям пункта 1 части 5 статьи 27 Закона о кадастре.
Отменяя данное судебное решение, судебная коллегия суда апелляционной инстанции исходила из того, что статья 27 Закона о кадастре содержит закрытый перечень оснований для отказа в осуществлении кадастрового учета и такое обстоятельство, как отсутствие исчерпывающего обоснования увеличения площади земельного участка, в данном законе отсутствует.
Кроме того, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что превышение размера спорного земельного участка в сравнении с указанным в правоустанавливающих документах меньше, чем минимальный размер предоставления земельного участка соответствующего целевого назначения и разрешенного использования в данном населенном пункте, установленный постановлением главы муниципального района.
С учетом изложенного судебная коллегия удовлетворила требования Г.».

3. Из сказанного выше следует, что отказ в осуществлении кадастрового учета в связи с увеличением площади земельного участка можно обжаловать. Для этого необходимо соблюсти следующие обязательные условия:

1) площадь земельного участка по результату кадастровых работ (межевания) увеличилась не более чем на установленный предельный минимальный размер земельного участка;

2) местоположение границ земельного участка согласовано, акт согласования границ подписан всеми правообладателями смежных земельных участков и отсутствует спор о границах.

Если Вам нужна помощь по этой теме, звоните мне по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

О неприменении исковой давности по делам о признании результатов межевания недействительными и исправлении кадастровых ошибок в сведениях о местоположении границ земельных участков

Часто на консультациях по вопросам признания недействительными результатов межевания земельных участков или исправления кадастровых ошибок в описании границ доверители спрашивают меня, применяется ли к таким требованиям исковая давность. Ведь сосед мог провести согласование границ своего земельного участка с извещением смежных землепользователей через местную газету, которую мало кто читает, и молчать об этом больше трех лет. И таких случаев много. Давайте разберемся в этом вопросе.

Заявляя требования о признании недействительными результатов межевания смежных земельных участков или исправлении кадастровых ошибок в описании границ таких участков, истцы, как правило, фактически владеют и пользуются своими земельными участками. Главным образом право собственности истцов нарушается неправильным описанием границ смежного земельного участка, внесенным в государственный кадастр недвижимости.

В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Требование владеющего собственника земельного участка к смежному землевладельцу о признании результатов межевания его земельного участка недействительными или исправлении кадастровой ошибки в описании границ такого участка основано на ст. 304 ГК РФ и по своему существу является негаторным.

К таким требованиям в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не применяется. Согласно данной норме ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304).

Вывод о квалификации требований истцов как негаторных и неприменении к таким требованиям исковой давности подтверждается сложившейся по данному вопросу судебной практикой. Так, по одному из споров Московский областной суд указал: «З. и С. обратились в суд с иском с учетом уточнения исковых требований об исправлении кадастровой ошибки. …Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что к данным правоотношениям не применяется срок исковой давности в силу положений статьи 208 ГК РФ, поскольку требования фактически направлены на устранение нарушений прав собственника».

В другом аналогичном деле Московский областной суд разъяснил следующее: «Исковое требование ФИО2 об устранении кадастровой ошибки заявлено владеющим собственником земельного участка, то есть земельного участка, в отношении которого внесены недостоверные сведения в ГКН.
Данный иск является негаторным, на который в силу требований ст. ст. 208, 304 ГК РФ срок исковой давности не распространяется.

Аналогичные разъяснения даны и в пункте 49 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».
Так как в спорных правоотношениях спорный земельный участок из владения истца не выбывал, то заявление ФИО1 о применении к исковым требованиям истца срока исковой давности в три года (ст. 196 ГК РФ), подлежит отклонению».

С уважением,

адвокат Маковеев Сергей Иванович
тел. +7 906 074 76 14