Правомерно ли ставить эксперту вопрос о наличии кадастровой ошибки в сведениях о местоположении границ земельного участка?

Часто в своей практике я встречаю случаи, когда суды в определении о назначении судебной землеустроительной экспертизы ставят на разрешение эксперта вопрос о том, имеется ли кадастровая ошибка в определении местоположения границ спорных земельных участков. Правильно это или нет, вопрос не только теоретический. Мне представляется, он имеет и конкретное практическое значение.

Постановкой такого вопроса эксперту суд по существу отстраняется от решения правового (юридического) вопроса о кадастровой ошибке и перекладывает его на эксперта, в компетенцию которого разрешение такого вопроса не входит. В принципе я не вижу ничего смертельного в постановке эксперту такого вопроса. Но беда в том, что судьи почти всегда соглашаются с выводами экспертов о наличии или отсутствии кадастровой ошибки, не утруждая себя проверкой этих выводов.

В соответствии с ч. 1 ст. 28 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» ошибкой в государственном кадастре недвижимости является, в частности, воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости (кадастровая ошибка в сведениях).

Далее в ч. 5 ст. 28 названного Федерального закона сказано, что орган кадастрового учета при обнаружении кадастровой ошибки в сведениях принимает решение о необходимости устранения такой ошибки, которое должно содержать дату выявления такой ошибки, ее описание с обоснованием квалификации соответствующих сведений как ошибочных, а также указание, в чем состоит необходимость исправления такой ошибки.

Из приведенных норм видно, что для того, чтобы установить наличие кадастровой ошибки в сведениях недостаточно специальных знаний в области исследования объектов землеустройства. Специалист землеустроитель может установить наличие ошибок в определении координат характерных точек границ земельного участка, несоответствие кадастровых и фактических границ земельного участка и другие обстоятельства фактического свойства. Недаром в процессуальной науке эксперта называют судьей факта. Однако квалификация ошибочных сведений государственного кадастра недвижимости о местоположении границ земельного участка как кадастровой ошибки в сведениях требует юридической оценки обстоятельств возникновения такой ошибки. Очевидно, что такая правовая квалификация никак не может быть поручена специалисту землеустроителю.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» содержится разъяснение, что в соответствии со ст. 79 ГПК РФ на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом (экспертами) вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда.

В одном из споров правильную позицию заняла Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в апелляционном определении от 22 апреля 2015 г. по делу № 33-9326/2015, которая указала, что «Довод апелляционной жалобы о том, что по мнению эксперта имеет место кадастровая ошибка, не является основанием к отмене решения суда, поскольку вопрос о наличии либо отсутствии кадастровой ошибки является правовым и мнение эксперта никакого значения для суда по данному вопросу не имеет».

Ошибки в определении местоположения границ земельных участков чаще выражаются в несоответствии местоположения границ, определенных по результату кадастровых работ (межевания), фактическим границам земельного участка, наложение на различные постройки. И заключение экспертизы должно быть не о наличии кадастровой ошибки в сведениях, а именно о несоответствии сведений о местоположении границ, содержащихся в государственном кадастре недвижимости, фактическим границам земельного участка и т.п. Ведь несоответствие фактических границ земельного участка его кадастровым границам часто связано с переносом ограждений после межевания. В таких случаях нет оснований говорить о кадастровой ошибке в сведениях государственного кадастра недвижимости. Установление же обстоятельств, когда и кем переносились ограждения, явно не входит в компетенцию эксперта.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович