Практика Мособлсуда по делам об оспаривании межевания земельных участков

«Разрешая настоящий спор, оценив в совокупности представленные доказательства, суд первой инстанции исходя из того, что в ходе рассмотрения дела было установлено, что при межевании земельного участка, принадлежащего истцу, были выявлены наложения его земельного участка на земельные участки ответчиков и, руководствуясь положениями ст. ст. 23, 28 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» правомерно признал данное межевание недействительным, исключив данные из ГКН.» (определение Московского областного суда от 11 августа 2011 г. по делу N 33-18076).

«На основании изложенного, с учетом представленных доказательств, следует, что межевание земельного участка проведено с нарушением, а материалами дела подтверждено наложение границ участка ответчика на участок истца, что бесспорно свидетельствует о наличии кадастровой ошибки. При таких обстоятельствах, суд верно приходит к выводу, что права истца могут быть восстановлены путем признания недействительными результатов межевания земельного участка 398 в части его координат, а исковые требования подлежат удовлетворению.» (определение Московского областного суда от 1 марта 2011 г. по делу № 33-4320).

«В связи с изложенным истец просил суд отменить результаты межевания земельного с кадастровым N <...>, расположенного по адресу: <...> и исключить из сведений Государственного кадастра недвижимости сведения об углах и поворотных точках земельного участка…
Поскольку результаты судебной экспертизы, подтверждают, что границы спорных земельных участков при проведении межевания и кадастрового учета не соответствуют фактической смежной границе спорных участков и площади земельных участков по данным кадастрового учета также не соответствуют сведениям о фактическом пользовании земельными участками, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении исковых требований П.» (определение Московского областного суда от 16 декабря 2010 г. по делу N 33-24307/2010).

«Кроме того, из материалов межевого дела на принадлежащий М. земельный участок, акт согласования и установления его границ собственником смежного земельного участка N <...> Х. по указанному адресу не подписывался, имеется подпись другого лица (л.д. 91). Однако суд данному обстоятельству надлежащей правовой оценки не дал.» (определение Московского областного суда от 23 сентября 2010 г. по делу N 33-18411).

«Судом установлено, что ответчики провели межевание земельных участков, которые в качестве самостоятельных объектов права поставлены на кадастровый учет. У Р. по результатам межевания сформирован земельный участок площадью 795 кв. м с кадастровым N 50:04:0120404:330; у Л. — площадью 794 кв. м с кадастровым N 50:04:0120404:328.
Разрешая заявленный спор, суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что материалы межевания земельных участков ответчиков следует признать недействительными.
Судебная коллегия с данными выводами соглашается, так как обстоятельствами дела установлено, что межевание и формирование земельных участков ответчиков проводилось в период, когда жилой дом на земельном участке находился на праве общей долевой собственности сторон; была нарушена процедура согласования границ формируемых земельных участков.» (определение Московского областного суда от 22 июня 2010 г. по делу N 33-12100).

«Дав оценку заключению эксперта в совокупности с другими исследованными по делу доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о том, что при проведении межевания земельного участка Ш.П. и постановке его на кадастровый учет были допущены нарушения, а именно кадастровый учет участка ответчика произведен по границам, не существующим на местности, что является существенным при наличии спора смежных землепользователей.
Суд обоснованно отверг ссылку Ш.П. на публикацию о проведении межевания земельного участка, так как из представленного объявления не следует, что печатное издание уполномочено соответствующим органом Роснедвижимости для официального опубликования сведений о межевании земельных участков.
Дал суд надлежащую оценку и доводам Ш.П. о том, что границы земельного участка должны соответствовать генеральному плану ДСК «Сельскохозяйственный», и обоснованно их отверг, поскольку на плане границы отображены схематично, в период землепользования были изменены и закреплены сторонами путем установки ограждений.» (определение Московского областного суда от 10 июня 2010 г. по делу N 33-11313).

«То обстоятельство, что решением Клинского городского суда Московской области от 02.04.2010 г. отказано в разделе жилого дома N 38 по указанному адресу и определен порядок пользования жилым домом, а решением Клинского городского суда Московской области от 12.10.2010 г. определен порядок пользования служебными строениями, в том числе, в пользование А. выделен сарай — лит. Г8 и уборная — лит. Г9, само по себе не является основанием для признания недействительными постановки на кадастровый учет и кадастрового плана земельного участка, принадлежащего ответчице, поскольку межевание земельного участка ответчицы и постановка его на кадастровый учет не нарушает прав П., в фактическом пользовании которой находится земельный участок по размеру больший чем по правоустанавливающим документам.» (определение Московского областного суда от 20 октября 2011 г. по делу N 33-23751/11).

«Указание истца на тот факт, что Ф. не была извещена о времени проведения межевании земельного участка при отсутствии доказательств того, что ее права при проведении работ по межеванию земельного участка нарушены, не может служить достаточным и безусловным основанием для признания незаконными действий по установлению границ указанного земельного участка на местности и постановке земельного участка на кадастровый учет.» (определение Московского областного суда от 15 марта 2011 г. по делу N 33-5648).

«Исходя из указанных правовых норм, для правильного разрешения спора имеет значение не только факт проведения межевания в нарушение действующего законодательства, установленного судом, но и выяснение того обстоятельства, каким образом оно повлияло на права истицы. Сведений о том, что площадь земельного участка истицы уменьшилась в результате неправильного межевания и в результате действий ответчика, в деле не имеется.» (определение Московского областного суда от 14 октября 2010 г. по делу N 33-19468).

«Разрешая требования в части признания недействительными землеустроительных дел и актов согласования границ земельных участков Ж. и К.А., суд правильно указал, что участки находятся в собственности ответчиков в соответствии с их правоустанавливающими документами, их границы, сформированные по результатам межевания, не нарушают прав истицы на принадлежащий ей на праве собственности земельный участок площадью 740 кв. м. Оснований для удовлетворения иска в данной части не имеется.» (определение Московского областного суда от 14 декабря 2010 г. по делу N 33-23892).

«Г., У., Г.И. обратились в суд с иском к П., Управлению Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области о признании недействительными результатов межевания земельного участка, обязании снять с кадастрового учета земельный участок…
Суд исследовал заключение экспертизы, оценил его в совокупности с другими доказательствами по делу и правомерно пришел к выводу, что исковые требования не подлежат удовлетворению, т.к. доказательств расположения земельных участков истцов на месте спорного земельного участка не представлено, доказательств о границах земельных участков, принадлежащим истцам, не представлено, требований об установлении границ ими заявлено не было.» (определение Московского областного суда от 18 ноября 2010 г. по делу N 33-22184/2010).

«При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для удовлетворения требований Н.А. и Н. не имеется, так как истцы не представили суду доказательств того, что между участками Б. и К. имело местонахождение общественных земель, по которым проходил проезд. Также не представлены доказательства нарушения их прав, оспариваемых межеванием, поскольку при межевании захвата земель истцов не произошло. Проезда к участку Н. нет, поскольку он со всех сторон огражден частными участками. Проезд к участку Н.А. имеется с другой стороны по правой границе участка К.» (определение Московского областного суда от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-16817/2010).

«Причиной наложения границы является то, что по состоянию на 2006 г. границы земельных участков N 65а и 8/5 не были обозначены на местности, ограда и межевые знаки участков отсутствовали. В соответствии со схемой расположения межевых знаков, территория спорных участков являлась пустырем. Площадь территории между участками N 86/2 и 87/5 превышает 1900 кв. м, что дает возможность разместить спорные участки N 65а и 8/5.
При обследовании участков N 8/5 и 65А установить смежных землепользователей по фактическому пользованию невозможно.
Таким образом, суд первой инстанции, обоснованно основываясь на материалах дела и результатах заключения экспертизы, пришел к выводу о том, что оснований для согласования границ земельного участка, принадлежащего Т. с владельцем земельного участка N 65а, принадлежащего Г., не имелось. Следовательно, оснований для признания результатов межевания земельного участка N 8/5 недействительными не имеется.» (определение Московского областного суда от 16 сентября 2010 г. по делу N 33-15355).

«Отказывая в удовлетворении исковых требований суд, правомерно исходил из того, что оснований для признания кадастрового плана частично недействительным и установления фактически существующих границ не имеется, поскольку А. в порядке наследования приобрела право собственности на земельный участок площадью 516 кв. м, и именно в отношении земельного участка такой площадью проводились межевые работы. Следовательно, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии нарушения ответчиком прав истицы по владению и пользованию земельным участком в соответствии с правоустанавливающими документами.
Судебная коллегия не может принять во внимание довод кассационной жалобы о нарушении прав истицы в связи с отсутствием ее подписи в акте согласования границ земельного участка, что подтверждено выводом судебной почерковедческой экспертизы, так как данное обстоятельство не является безусловным основанием для признания кадастрового плана незаконным при наличии вышеустановленных судом обстоятельств.» (определение Московского областного суда от 5 августа 2010 г. по делу N 33-15236/2010).

«Обоснован вывод суда в части отказа в удовлетворении требований истицы в части признания недействительным акта согласования и установления границ вновь образуемого земельного участка, в котором отсутствуют данные о согласовании границ земельного участка с И., являющейся смежным землепользователем, со ссылкой на то обстоятельство, что указанный документ является техническим документом, оформляемым при межевании земельного участка, не порождающим юридически значимых последствий.» (определение Московского областного суда от 3 марта 2011 г. по делу N 33-2767).

«Из материалов дела усматривается, что подпись С. в акте согласования границ земельного участка д. 2, расположенного по указанному выше адресу, отсутствует. Однако, вывод суда об отказе в удовлетворении требований С. в части признания недействительным акта согласования границ земельного участка от 07.02.2008 года является правильным, поскольку указанный акт является результатом промежуточного этапа работ, ввиду чего не является правоустанавливающим документом по межеванию земель.» (определение Московского областного суда от 2 декабря 2010 г. по делу N 33-23345/10).

«Отказывая в удовлетворении иска в части признания недействительными акта согласования границ и межевого плана земельного участка N 26, суд правильно указал, что в с соответствии с положениями ст. 12 ГК РФ, ст. ст. 59 — 60 ЗК РФ, а также п. 13. ст. 27, п. 2, 3 ст. 28, п. 5 ст. 40 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», оспариванию подлежит право, решение органов кадастрового учета об осуществлении кадастрового учета объекта недвижимости, но не техническая документация, в связи с чем Г.С. и Н.Г. неправильно избран способ защиты права.» (определение Московского областного суда от 4 мая 2010 г. по делу N 33-8637).

Подборку осуществил
адвокат Маковеев Сергей Иванович
тел. +7 906 074 76 14