О праве собственников квартир, которые фактически являются изолированными частями жилого дома, приватизировать земельные участки под своими квартирами

На практике существует проблема квалификации ситуаций, когда граждане, имеющие в собственности самостоятельные изолированные части жилого дома, которые в документах именуются квартирами, не могут по этой причине приватизировать земельные участки под своими квартирами. Администрация отказывает в приватизации по тому мотиву, что дом является многоквартирным, а по закону земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, является общей долевой собственностью собственников помещений в многоквартирном доме.

Согласно ст. 39.20 ЗК РФ, если иное не установлено настоящей статьей или другим федеральным законом, исключительное право на приобретение земельных участков в собственность или в аренду имеют граждане, юридические лица, являющиеся собственниками зданий, сооружений, расположенных на таких земельных участках. Далее в статье сказано, что особенности приобретения прав на земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав общего имущества многоквартирного дома объекты недвижимого имущества, устанавливаются федеральными законами.

В соответствии со ст. 16 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» в существующей застройке поселений земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, является общей долевой собственностью собственников помещений в многоквартирном доме. Исходя из этой нормы, приватизация отдельных земельных участков под квартирами или другими помещениями в многоквартирном доме невозможна.

Таким образом, из ст. 39.20 ЗК РФ следует, что основания и порядок приобретения права собственности на земельный участок зависят от того, является ли объект, расположенный на земельном участке, многоквартирным домом или нет. Это квалифицирующий признак.

Определение многоквартирного дома (на мой взгляд, спорное) дано в п. 6 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (утверждено постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 г. № 47), согласно которому многоквартирным домом признается совокупность двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы либо на земельный участок, прилегающий к жилому дому, либо в помещения общего пользования в таком доме. Многоквартирный дом содержит в себе элементы общего имущества собственников помещений в таком доме в соответствии с жилищным законодательством.

В соответствии с ч. 3 ст. 16 ЖК РФ квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении.

Статья 36 ЖК РФ к общему имуществу в многоквартирном доме относит, в частности, помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы). Надо полагать, именно эти помещения (хотя, очевидно, что не все, а такие, например, как межквартирные лестничные площадки, коридоры) имеются в виду в ч. 3 ст. 16 ЖК РФ под помещениями общего пользования.

Из приведенных выше норм следует вывод, что части жилого дома, которые не обеспечивают возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в доме не могут признаваться квартирами. Поэтому и сам дом не может быть признан многоквартирным. К таковым, например, нужно отнести дома блокированной застройки.

Аналогичная правовая позиция изложена в письме Минстроя России от 07 июля 2014 г. № 12315-АЧ/04 «Об отдельных вопросах, возникающих в связи с реализацией законодательства Российской Федерации по вопросам организации капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах». В частности, в ответе на Вопрос 1 приложения к указанному письму ведомство разъясняло, что «Статьей 16 Жилищного кодекса определены виды жилых помещений, имеющих отношение к понятию «многоквартирный дом». В качестве главного квалифицирующего признака квартиры в части 3 указанной статьи указана возможность прямого доступа из квартиры в помещения общего пользования. Если из жилых помещений в доме нет прямого доступа в помещения общего пользования в таком доме, а есть выходы непосредственно на земельный участок, на котором расположен дом, то такие жилые помещения не являются квартирами, а дом не является многоквартирным».

В этой связи правильное, на мой взгляд, разъяснение по вопросу о приватизации земельных участков под частями дома было дано в Бюллетене судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2015 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 17 июня 2015 г.). В п. 2 Бюллетеня приведен следующий пример судебного дела: «Л-вы и Р. Обратились с иском к администрации Одинцовского муниципального района Московской области об обязании передать им в долевую собственность земельный участок, расположенный при принадлежащей им на праве собственности части дома, путем выкупа по цене в размере 3-х процентов от кадастровой стоимости и обязать ответчика заключить договор купли-продажи на данный земельный участок.
Ссылались на то, что являются собственниками одной из квартир в двухквартирном доме и в их пользовании находится земельный участок при доме, поставленный на кадастровый учет. Ответчик не передает им в собственность земельный участок со ссылкой на то, что он расположен при многоквартирном жилом доме.
Решением Одинцовского городского суда Московской области от 13 октября 2014 г. в удовлетворении иска отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17 декабря 2014 г. решение суда оставлено без изменения.
Президиум не согласился с выводами судов обеих инстанций, указав на неправильное применение норм материального и процессуального права.
Отказывая в иске, суд исходил из того, что дом, в котором истцам на праве собственности принадлежит квартира, является многоквартирным жилым домом, и границы земельного участка при доме в установленном законом порядке не определены, что лишает истцов права на предоставление земельного участка в собственность.
Указанный вывод президиум расценил, как противоречащий нормам материального права, подлежащим применению к спорным правоотношениям сторон: п.п. 1, 2 и 6 ст. 36 ЗК РФ и п. 2 ст. 28 ЗК РФ.
Судом установлено, что истцы приватизировали в жилом доме одну из квартир, а вторая квартира передана в собственность третьих лиц по делу. Каждая из квартир представляет собой самостоятельную часть дома, ввиду чего собственники квартир фактически являются собственниками соответствующих частей дома.
При доме сформированы два земельных участка, которыми пользуются совладельцы дома, и участки поставлены на кадастровый учет с видом разрешенного использования – для индивидуального жилищного строительства.
По смыслу приведенных правовых норм истцы, являясь собственниками части жилого дома, обладают исключительным правом на приобретение в собственность, в том числе в порядке приватизации, части земельного участка, на котором этот дом расположен.
Президиум также указал, что решение суда не содержит ссылок на нормативные акты, в силу которых собственники квартир, фактически представляющих собой обособленные (изолированные) части жилого дома, при разрешении вопроса о приватизации земельного участка, на котором расположен этот жилой дом, должны дополнительно подтверждать, что принадлежащая им квартира является частью жилого дома».

Вместе с тем по рассматриваемому вопросу имеется иная точка зрения, высказанная Верховным Судом РФ.

В определении от 19 мая 2015 г. № 13-КГ15-2 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала следующее: «Петрищева Г.В. обратилась в суд с иском к администрации Первомайского района Тамбовской области о признании квартиры частью дома, мотивируя свои требования тем, что она является собственником квартиры 3 д. < ...> по ул. < ...> < ...> области. Фактически данная квартира является частью жилого дома, состоящего из трех квартир. Все квартиры обособлены друг от друга, каждая имеет отдельный вход, квартиры не имеют помещений общего пользования, каждая квартира имеет отдельно отведенные коммуникации. Изменение статуса жилого помещения необходимо истцу для приобретения земельного участка в собственность.
Удовлетворяя иск Петрищевой Г.В. и признавая принадлежащую ей квартиру частью дома, суд исходил из того, что в соответствии с представленными доказательствами, в том числе технической документацией на жилой дом, заключением архитектора Архитектурного бюро «Форм-АТ» от 28 мая 2013 г., квартира, принадлежащая истцу, является структурно обособленным от остальных частей дома жилым помещением, поскольку не имеет общих с другими квартирами внутридомовых помещений, коммуникаций и инженерных сетей, имеет отдельный вход.
С указанным выводом суда первой инстанции согласилась и судебная коллегия, указав, что единые кровельное покрытие дома и несущие конструкции не являются критериями для отнесения спорного жилого помещения к квартире, изменения проектов газоснабжения и водоснабжения и соответствующих затрат принятое судом решение не влечет. Также суд апелляционной инстанции отметил, что доказательства нарушения постановленным решением прав долевого собственника квартиры N 2 Сухарева А.М. отсутствуют.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о признании квартиры, принадлежащей Петрищевой Г.В., частью трехквартирного жилого дома ошибочны и основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.
Перечень видов жилых помещений и признаки каждого из них определены статьей 16 Жилищного кодекса Российской Федерации.
В соответствии с частью 2 статьи 16 Жилищного кодекса Российской Федерации жилым домом признается индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании.
Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении.
Таким образом, квалифицирующим признаком жилого дома является наличие в нем комнат (а не квартир).
В соответствии с пунктом 6 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным (пригодным) для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. N 47, многоквартирным домом признается совокупность двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы либо на прилегающий к жилому дому земельный участок, либо в помещения общего пользования.
Понятие индивидуального жилого дома содержится в части 3 статьи 48 и части 2 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации, согласно которым под индивидуальным домом понимается отдельно стоящий жилой дом с количеством этажей не более чем три, предназначенный для проживания одной семьи.
Таким образом, основным критерием отнесения жилого дома к многоквартирному дому является совокупность нескольких квартир, имеющих самостоятельные выходы на прилегающий земельный участок, либо в помещения общего пользования, а также наличие элементов общего имущества.
При этом наличие отдельного входа и капитальных перегородок не являются критериями для отнесения жилого помещения к жилому дому или его части
».

Должен сказать, что я не согласен с приведенной выше позицией. По моему мнению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не учла, что по смыслу ч. 3 ст. 16 ЖК РФ квартира в многоквартирном доме в обязательном порядке должна обеспечивать возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме. Если этого нет, то помещение не может быть признано квартирой. А если дом состоит не из квартир, то он не может считаться многоквартирным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ почему-то не приняла во внимание, что согласно ч. 1 ст. 16 ЖК РФ к самостоятельному виду жилых помещений относится часть жилого дома, которая может использоваться для проживания отдельной семьи. Как, например, быть с жилыми домами, ранее находившимися в общей собственности и разделенными в натуре по соглашению собственников или по решению суда. Очевидно, что эти дома делятся не для того, чтобы потом проживать в них одной семьей. Тогда по логике Судебной коллегии эти дома нельзя уже считать индивидуальными жилыми домами и нужно признавать их многоквартирными. Такой вывод не укладывается в голове. Ведь недаром законодатель предусмотрел наряду с жилыми домами и квартирами такой вид жилого помещения как часть жилого дома.

В ч. 2 ст. 49 ГрК РФ, на которую сослалась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, прямо указаны три самостоятельных вида жилых домов, а именно:
— отдельно стоящие жилые дома с количеством этажей не более чем три, предназначенные для проживания одной семьи (объекты индивидуального жилищного строительства);
— жилые дома с количеством этажей не более чем три, состоящие из нескольких блоков, количество которых не превышает десять и каждый из которых предназначен для проживания одной семьи, имеет общую стену (общие стены) без проемов с соседним блоком или соседними блоками, расположен на отдельном земельном участке и имеет выход на территорию общего пользования (жилые дома блокированной застройки);
многоквартирные дома с количеством этажей не более чем три, состоящие из одной или нескольких блок-секций, количество которых не превышает четыре, в каждой из которых находятся несколько квартир и помещения общего пользования и каждая из которых имеет отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования.

Обратите внимание, в определении жилых домов блокированной застройки слово «квартир» не упоминается совсем. По словам законодателя, такие дома состоят из блоков, хотя на практике в правоустанавливающих документах они могут называться квартирами. Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, ссылаясь на ч. 2 ст. 49 ГрК РФ, как бы забывает о жилых домах блокированной застройки.

С учетом сказанного, мне представляется, определение многоквартирного дома, данное в п. 6 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (утверждено постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 г. № 47), не совсем соответствует ст. 16 ЖК РФ и ч. 2 ст. 49 ГрК РФ. Да и вообще определение многоквартирного дома, такое важное с практической точки зрения, должно быть закреплено на уровне федерального закона (логично в ЖК РФ), а не на уровне постановления Правительства РФ.

Подводя итог, скажу, что я не претендую на истинность своих рассуждений. Я лишь хотел показать, как складывается судебная практика по рассматриваемому вопросу и как на высшем уровне закон толкуется не в пользу граждан.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович