Если строить дом на месте сгоревшего, сохраняются ли права на сгоревший дом?

В редакции по состоянию на 27 декабря 2018 г.

В моей практике встречаются случаи, когда граждане построили или только начинают строить дом на месте сгоревшего старого дома, находившегося в долевой собственности. Из-за этого возникают споры с другими собственниками, которые не хотят утратить свои права на сгоревший дом.

Выскажу свое мнение о юридических последствиях для собственников в подобных ситуациях.

В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

При применении данной нормы надо понимать, что фактическая гибель дома от пожара сама по себе еще не влечет прекращения права на сгоревший дом.

Верховный Суд РФ в определении от 15 мая 2018 г. № 87-КГ18-2 по делу о признании права собственности на жилой дом отсутствующим разъяснил, что «…прекращение права собственности на объект недвижимости в силу его гибели или уничтожения возможно исключительно по волеизъявлению собственника такого имущества».

По данному вопросу в п. 5 кассационной практики Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2013 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 23 октября 2013 г.) приведены следующие разъяснения: «5. Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим совладельца из числа его собственников.
Г. обратился с иском к К., администрации г/о Коломна о признании за ним права собственности на самовольно возведенный жилой дом с холодными пристройками и надворными постройками. В обоснование требований истец ссылался на то, что числится собственником 2/3 долей дома (лит. А. А1) и земельного участка площадью 502 кв. м при нем, ответчице в порядке наследования по закону принадлежит 1/3 доля указанного дома.
Указанный жилой дом, 1931 года постройки, разрушился и на его месте на принадлежащем ему земельном участке Г. построил новый жилой дом, в связи с чем просил суд прекратить право общей долевой собственности на жилой адрес, исключив ответчицу из его сособственников.
Решением Коломенского городского суда Московской области требования Г. удовлетворены.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.
С выводами суда первой и апелляционной инстанций президиум не согласился и указал на неправильное применение материального закона.
Судом установлено, что Н. является собственником 2/3 долей дома и земельного участка размером 502 кв. м. Собственником 1/3 доли дома являлась Б., после смерти которой наследником по закону является ее дочь К., которая в установленном законом порядке обратилась к нотариусу по вопросу принятия наследства, но не оформила право собственности на указанное наследственное имущество, что в силу закона не является обязательным. В 2010 г. указанный жилой дом полностью разрушен и истцом на его месте возведено новое строение.
Суд, установив, что старый дом разрушен, руководствуясь п. 1 ст. 235 ГК РФ, пришел к выводу о прекращении права долевой собственности К. и Г. на указанный жилой дом, указав при этом на наличие у К. права на обращение с заявлением о восстановлении прежнего либо о возведении нового жилого дома.
Однако указанный вывод не основан на законе.
Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим К. из числа собственников.
По смыслу ст. 236 ГК РФ право отказа от собственности принадлежит самому собственнику. Для регистрации прекращения права собственности на строение необходимо заявление собственника строения, документ технического учета и постановление главы местной администрации о ликвидации объекта недвижимости.
При отсутствии доказательств, подтверждающих отказ ответчицы от прав собственности на спорный жилой дом, вывод суда о прекращении права К. на 1/3 долю в праве собственности на дом является неправомерным».

Вместе с тем я считаю, что, если остальные собственники не строили новый дом на месте сгоревшего, то вести речь о сохранении за ними прежних долей, которые у них были в праве на сгоревший дом, возможно только, если новый дом является восстановленной копией сгоревшего. Другими словами, если старый дом был полностью восстановлен.

Так, в п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017) (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.) разъяснено следующее: «4. Восстановление жилого помещения после пожара не является созданием нового объекта, на который необходимо признание права собственности».

Но в реальной жизни собственники либо восстанавливают только свою часть сгоревшего дома, либо, что чаще бывает, строят себе новый дом на месте сгоревшего с другими планировкой и площадью. А это уже новый объект недвижимости с иными характеристиками.

К примеру, в ответах на вопросы в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 года (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ от 28 июня 2000 г.) разъяснено: «При сносе жилого дома, находящегося у гражданина в собственности, и постройке на его месте нового строения либо при возведении пристройки к жилому дому (или надстройки) изменяется объект права собственности гражданина, отличающийся размерами, планировкой, площадью и т.д. Следовательно, при производстве гражданином перечисленных изменений право на новое строение, являющееся уже новым объектом собственности, подлежит регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. и требование органов, в полномочия которых входит указанная регистрация, произвести ее правомерно».

И тогда возникает, на мой взгляд, закономерный вопрос: на каком основании считать сохранившимся право не на сгоревший дом, а на вновь возведенный иной объект недвижимости?

Далее. При разрушении жилого дома от пожара какие-то его части обычно остаются. Соответственно права на остатки сгоревшего дома и входящих в его состав служебных построек сохраняются за всеми собственниками.

На этот счет в определении Верховного Суда РФ от 11 сентября 2018 г. № 32-КГ18-20 по делу об обязании снести аварийные нежилые здания, прекращении права собственности разъяснено, что «…основанием прекращения права собственности на вещь являются в том числе объективные причины — гибель или уничтожение имущества, наступающие независимо от воли собственника. При этом если в случае гибели (уничтожении) вещи сохраняется какое-либо имущество, право собственности на него принадлежит собственнику вещи».

С учетом сказанного, мне представляется, что за собственниками, которые не строили новый дом на месте сгоревшего, возможно судебное признание права на долю этого дома только в том случае, когда для его строительства использованы оставшиеся части старого дома, например, фундамент, цокольный этаж.

Если же при строительстве нового дома вообще не были использованы никакие части сгоревшего дома или использован только оставшийся от него строительный материал, то, полагаю, остальные собственники могут требовать лишь компенсаций от собственника, построившего новый дом.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович